Здание Соловецкой тюрьмы было переоборудовано в классы

Люди и события

В конце мая исполняется 75 лет со дня создания Соловецкой школы юнг

В начале Великой Отечественной войны Военно-Морской Флот СССР понес значительные потери. Уже в 1942-м флот остро нуждался в радистах, рулевых, электриках и других морских специалистах. Тут-то советское командование и вспомнило о старых традициях – о юнгах, которых и ранее обучали не только на кораблях, но и в специальных училищах и школах.

Слово «юнга» – ученик, подросток на судне, обучающийся морскому делу, пришло из Голландии в петровские времена. В крепости Кронштадта в 1707 году Петр I создал Кронштадтское училище морских юнгов (так их тогда называли). Но просуществовало оно не долго. Спустя век, в 1807 году, школа юнгов была создана, также на короткий период, при Штурманском училище. Еще через столетие, в 1910 году, командование русского флота возродило Кронштадтскую школу юнгов, которая просуществовала до Октябрьской революции. А первая советская школа юнг появилась в 1940 году на острове Валааме, личный состав которой практически весь погиб на Невском пятачке.

В начале 1942 года советское командование стало подыскивать место для новой школы. Остановились на Соловецких островах, решив, что лучшего места для обучения юнг не найти: «Здесь здоровый климат, от сосен и моря дух насыщается бодростью, а целительная вода озер закаляет тело». Тем более что там по приказу командующего Северным флотом от 5 марта 1940 года был образован Соловецкий учебный отряд Северного флота.

25 мая 1942 года адмирал Николай Кузнецов, народный комиссар ВМФ СССР, издал приказ № 108 «О создании школы юнгов ВМФ». Это звучало так: «В целях создания кадров будущих специалистов флота высокой квалификации, требующих длительного обучения и практического плавания на кораблях ВМФ, приказываю: 1) к 1 августа 1942 г. сформировать при учебном отряде СФ школу юнгов ВМФ со штатной численностью переменного состава 1 500 человек, с дислокацией на Соловецких островах. Переменный состав в школе содержать за счет некомплекта переменного состава учебных отрядов. 2) Школу юнгов ВМФ подчинить командиру учебного отряда Северного флота».

Согласно приказу командующего, школа комплектовалась юношами в возрасте 15-16 лет с образованием 6-7 классов, исключительно из добровольцев. К тому времени в стране появились беженцы с оккупированных районов, множество несовершеннолетних сирот, беспризорников. Кто-то находил работу на заводах, фабриках, в сельском хозяйстве, заменив ушедших на фронт взрослых. А многие просто попрошайничали, воровали. Некоторые пытались прорваться на фронт, мстить за погибших родственников. Когда мальчишки узнавали об открытии школы юнг, они устремлялись в Архангельск в надежде, что там их накормят и оденут. Следует отметить, о наборе в школу юнг широко не информировалось, однако желающих было очень много. Ребят не страшила дальняя дорога, они подделывали документы, врали, и это не только ради куска хлеба – это был порыв бить фашистов.

Около тысячи подростков прибыли на Соловецкие острова в холодную осень самого тяжелого для страны 1942 года. Среди них был и ставший впоследствии известным писателем Валентин Пикуль, автор повести «Мальчики с бантиками», в которой он рассказал, как прибыл вместе с матерью по Дороге жизни из блокадного Ленинграда к отцу в Архангельск. Его отец уже воевал тогда в составе Беломорской военной флотилии. Будучи комиссаром батальона морской пехоты, Савва Михайлович Пикуль добровольно со своими матросами был направлен на фронт, где и погиб в боях за Сталинград. В день своего четырнадцатилетия Валентин убежал из дома и, прибавив себе год, предстал перед комиссией по отбору в школу юнг.

Первый набор был особенно тяжелым, ведь начинали с нуля. Курсантам приходилось жить в землянках, в палатках, в старых полуразрушенных зданиях церквей и тюрьмы. Мальчишки почти голыми руками построили флотскую базу – жилье, камбуз, санчасть, лаборатории. Здание тюрьмы было переоборудовано в учебные классы.

22 августа 1943 года в эту школу был зачислен наш земляк, будущий сотрудник ФСБ Ростислав Алферьев. Ростислав Александрович родился в 1927 году на Вологодчине, но 1936 году семья Алферьевых переехала в Архангельск, родители работали на лесозаводе имени Молотова в Соломбале. В 1943 году после окончания семилетки Ростислав добровольно поступил в школу юнг. В то время из-за отсева юношей по разным причинам военкоматам было предписано производить дополнительный набор кандидатов из Архангельска и области.

До октября 1944 года Ростислав Алферьев был курсантом учебного отряда Соловецкой школы юнг. Дисциплина военная – ходили в наряды, заставы. Воспитателями, преподавателями были опытные военные моряки, кроме военно-морского дела юношей обучали русскому языку, математике, физике, географии, черчению. Постоянно проводилась патриотическая,  спортивная и творческая работа. Много времени уделялось физподготовке, также ребята занимались в художественной самодеятельности. Юнгам полагалось ежемесячное денежное довольствие, но они отказывались от денег, да и на что было их тратить – они находились на полном государственном обеспечении. В 1943 году юнги и преподаватели собрали деньги на строительство торпедного катера «Юнга», который впоследствии воевал на Черном море. После окончания школы юнгам был положен отпуск, но практически все отказывались от такового и просились на фронт.

Ростислава Алферьева распределили младшим радиотелеграфистом на суда Архангельской охраны водного Беломорского морского оборонительного района Северного флота. Но в боевых действиях не успел поучаствовать, с мая 1945 года по октябрь 1947 года служил радиотелеграфистом 6-го дивизиона больших охотников Беломорского морского оборонительного района. Затем – вновь обучение, уже в школе связи учебного отряда. С 1946 по 1950 год он служил командиром отделения радиотелеграфистов. Отличного специалиста, активного комсомольца приметили сотрудники органов госбезопасности и предложили работу по специальности. Так для него началась уже другая, новая жизнь.

Ну а Соловецкая школа юнг, как и все ее предшественницы, просуществовала недолго. За три выпуска (с 1942 по 1944 годы) в ней были подготовлены более четырех тысяч специалистов: 946 радистов, 717 мотористов торпедных катеров, более тысячи боцманов, электриков и других нужных военно-морскому флоту специалистов. Выпускники школы юнг воевали практически на всех флотах Советского Союза. По некоторым данным, каждый четвертый выпускник Соловецкой школы юнг погиб в боях за Родину. Но награды юнгам раздавались скудно – все же это были дети. Единственный юнга-выпускник первого набора электрик тральщика «Проводник» Тихоокеанского флота Владимир Моисеенко в годы войны стал Героем Советского Союза. Чуть более 150 человек награждены медалями Нахимова и Ушакова, около 45 стали кавалерами орденов Красного Знамени, Красной Звезды и Отечественной войны.

К слову, информация о Соловецкой школе юнг очень долгое время замалчивалась, в прессе об этом заговорили лишь в 70-е годы прошлого столетия, после пикулевских «Мальчиков с бантиками». Соловецкая школа юнг оставила заметный след в истории, страна помнит своих юных героев-моряков.

Геннадий БЫЗОВ, ветеран ФСБ России, фото: предоставлено пресс-службой РУФСБ России по Архангельской области