Отношение к трансплантации в обществе меняется

Здоровье

Главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье оценил потенциал архангельских медиков

Сергей Готье – личность легендарная. Он стоял у истоков развития трансплантации печени в России, выполнил первые успешные пересадки комплекса «сердце-легкие» и поджелудочной железы, первые родственные пересадки фрагментов печени. А еще благодаря ему в России развивается детская трансплантация. Раньше маленькие пациенты могли получать такую помощь исключительно за рубежом.

Сейчас Сергей Готье возглавляет Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова, является главным трансплантологом Минздрава России. Мы побеседовали с ним во время его визита в Архангельск.

– Сергей Владимирович, первую операцию по пересадке печени в нашей стране в 1990 году сделали именно вы. Расскажите, как это было.

– Надо отдать должное Борису Алексеевичу Константинову – тогдашнему директору Центра научной хирургии, где я в то время работал. Он инициировал развитие трансплантологии как одного из направлений работы центра, и мы с коллегой – профессором Александром Ерамишанцевым поехали учиться в клинику Мадрида. Мы замечательно провели там два месяца, многому научились, с кем только не пообщались. Тогда в этой клинике за всю ее историю было сделано 40 трансплантаций. Сами испанцы учились в США – в Питтсбурге, у основоположника современной трансплантации Томаса Старзла.

С учебы мы вернулись в конце декабря, в канун Нового года. В России тогда был полный кризис – очень сложное время, нигде ничего не было, а организация этой программы дорогостоящая. Тем не менее нам удалось подготовиться, закупить расходные материалы и 14 февраля 1990 года представилась возможность изъятия печени у умершего человека. Мы быстро собрались и начали работу. Тогда еще не знали, что это День святого Валентина, но с тех пор каждый год отмечаем его как день первой трансплантации печени.

Вообще, мы живем в эпоху знаковых годовщин в трансплантологии. В 2015 году было 25 лет первой трансплантации печени, в 2016-м – 30 лет первой пересадке сердца. А первая трансплантация почки была сделана 15 апреля 1965 года Борисом Петровским (известный хирург, профессор, министр здравоохранения СССР на протяжении 15 лет – прим. ред.). И еще 2016-й, который мы провели с совершенно рекордным числом трансплантаций сердца в центре, – это был год столетия Владимира Демихова – ученого, основоположника мировой трансплантологии.

– Вы возглавляете Федеральный центр трансплантологии и искусственных органов, занимаетесь наукой и общественной деятельностью. По-прежнему успеваете сами оперировать?

– Конечно, я оперирую. Вот, например, три дня назад была пересадка легких у молодой девчонки. Занимаюсь трансплантацией печени у детей.

– Сергей Владимирович, меняется ли в обществе несколько неоднозначное отношение к теме изъятия органов у ушедших из жизни людей для пересадки?

– Да, конечно, прогресс есть. Дело даже не в кардинальном изменении психологического восприятия, а в привычке к этой ситуации. Именно на этом основана вся система развития донорства в Европе. Люди видят, что ничего страшного не происходит и перестают обращать на это особое внимание. Для общества становится вполне естественным, что, если человек умер, он может спасти другую жизнь.

– Первая городская больница готовится делать операции по пересадке почки. Сегодня вы познакомились с ее потенциалом, осмотрели операционные. Как вы считаете, насколько у архангельских врачей велики шансы на успех в трансплантологии?

– Я уверен, они готовы к тому, чтобы начать делать эти операции. Важно продолжать в нарастающем темпе. На этом этапе, наверное, могут возникнуть определенные сбои, проблемы, которые мы готовы помочь решить, если к нам обратятся.

– Ваши специалисты приедут в Архангельск для помощи в проведении первых операций?

– Это наша работа и обязанность, возложенная на нас министерством здравоохранения. Мы несем эту тяжкую, хотя и приятную ношу по развитию и продвижению трансплантационных технологий по учреждениям России для того, чтобы это направление было доступно как можно большему числу граждан.

Мы знаем, что трансплантация – не очень легкая задача. Это прежде всего организация и еще раз организация процесса, потому что в него вовлекаются многие звенья. Вообще, международный принцип организации трансплантационной помощи – это некий пазл, состоящий из многих специалистов: начиная с врачей, тех, кто лечит и пытается спасти потенциального донора и заканчивая водителем автомобиля, авиационным диспетчером, полицейским, которые организуют движение и обеспечивают транспортировку органа. Так построена служба трансплантации в Европе и в США. Мы тоже стремимся к этому.

Соответственно, если регион встает на путь развития трансплантационной помощи, он должен вливаться в эту цепочку событий и звеньев, обеспечивающих результат.

Наталья СЕНЧУКОВА