Черная боль земли

Люди и события

В Архангельске прошел митинг, посвященный годовщине аварии на Чернобыльской АЭС

31 год назад случилась одна из страшнейших техногенных катастроф, она заняла особое место в ряду трагических событий, потрясших человечество. Авария на четвертом энергоблоке 621-13Чернобыльской АЭС привела к загрязнению радиацией 150-ти тысяч квадратных километров, участие в ликвидации ее последствий принимали сотни тысяч человек. Не остались в стороне и жители Архангельска.

– Мы  собрались на этом мемориале, чтобы отдать дань памяти участникам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, – сказал Сергей Фахрутдинов, председатель Архангельского городского местного отделения региональной общественной организации «Союз Чернобыль». – Пусть этот день  напоминает каждому жителю города о вселенской беде. Чернобыль – черная боль украинской земли. Наша память и память многих поколений вновь и вновь возвращается к тем трагическим апрельским дням 1986 года. Наш город, как и многие города нашей необъятной родины, потерял тех, кто ценой жизни и здоровья спас мир от Чернобыльской беды. Жертв могло быть больше, если бы не мужество людей, которые первыми начали борьбу с  чернобыльским драконом.

– Катастрофа в Чернобыле не обошла стороной и организацию «Долг», ветеранскую организацию ребят, которые служили в Афганистане и Чечне, – сказал Александр Лелетко, председатель общественной благотворительной организации «Долг». –  Вместе с городской организацией «Союз Чернобыль», вместе с ее председателем  Сергеем Салимовичем Фахрутдиновым мы делаем общее дело по увековечению памяти ликвидаторов, отдавших свои жизни. Трагедия на Чернобыльской АЭС не должна забыться, мы должны о ней помнить.

На митинге, посвященном памяти жертв Чернобыльской аварии, собрались школьники, вдовы ликвидаторов и те, кто принимал непосредственное участие в устранении последствий 621-14катастрофы. Ликвидаторы – обычные люди, они живут, работают, растят детей, внуков, ходят на работу и решают бытовые проблемы. Единственное, что отличает их от всех остальных, –  это тягостные воспоминания, боль утраты друзей и тревожные сны. А еще – надежда и вера в то, что все, что они сделали, не было напрасным.

Николай Паршин месяцы, проведенные на Чернобыльской АЭС, вряд ли когда-нибудь забудет. В ноябре 1986 года в 29 лет его призвали на военные сборы, за пять месяцев он 32 раза был на станции, вместе с другими ликвидаторами производил дезактивацию территории.

– Никакой специальной формы или костюмов, вся защита – это одноразовый респиратор «лепесток», – вспоминает мужчина. – Индивидуальные дозиметры у нас были, но реальную дозу радиации указывать было нельзя. Запрещено было ставить больше рентгена, поэтому старший группы, если ему хотелось, чтоб мы совершили больше «ходок», дозу всем занижал. А если старший группы был человеком порядочным, ставил 0,8 или 0,9 рентгена. Никому не давали набрать больше 25 рентген, потому что в таком случае ликвидаторов пришлось бы приравнять к участникам войны, предоставить соответствующие льготы, а этого государство в те годы позволить себе не могло.

Никита КОЖЕВНИКОВ, фото: Кирилл ИОДАС