Мы по звуку определяли, какой самолет летит

Люди и события

Вера Рудакова в военные годы служила в 41-м отдельном батальоне воздушного оповещения, наблюдения и связи

Вера Федоровна живет на Хабарке. Дети и внуки давно предлагают ей перебраться к ним на «большую землю», все-таки женщина уже в возрасте: шестого февраля ей исполнилось 96 лет. Но она постоянно отказывается – как бросить родную и милую сердцу Хабарку? К тому же возраст не помеха для того, чтобы вести хозяйство: Вера Федоровна и готовит сама, и порядок в доме наводит, и печки топит, да еще и на детей порой ворчит, что чересчур заботятся о маме.

Вера Рудакова (в девичестве Чубакова) родилась и выросла в Пинежском районе, окончила семь классов, после чего райком комсомола отправил ее на курсы пионервожатых в Сольвычегодск. А когда девушка вернулась обратно в Пинегу, стала работать заведующей пионерским клубом, это были предвоенные 1939-1940 годы. В эпоху дефицита и нехватки средств приходилось применять смекалку: однажды у пионеров из Пинеги появилась возможность отправиться на экскурсию в Архангельск, но денег на поездку ни у кого из ребят, конечно, не было, поэтому молодая заведующая организовала сбор грибов, ягод и лекарственных растений, договорилась с аптекой и магазином, куда ребята сдавали дары природы. Так и насобирали необходимую для поездки сумму.

В 1941 году, когда началась
война, Веру Федоровну взяли на работу в райфо участковым страховым инспектором.

– Тогда люди были ответственными, охотно страховали жизнь, скот, имущество, – рассказала Вера Федоровна. – Мне приходилось ходить в каждую деревню, из дома в дом. Как работнику райфо давали паек, но я оставляла его семье, братьям и сестрам, а сама шла голодная, ведь мир не без добрых людей: в одной деревне картошкой покормят, в другой – хлебом. Так и работала.

В 1942 году 30 комсомольцев из Пинеги, в число которых попала и Вера Федоровна, по путевке ВЛКСМ отправили на службу в Архангельск.

– Из Пинеги с котомками за плечами мы шли пешком до Архангельска 200 километров, – вспоминает она. – В Архангельске нас разместили в казармах, обучали стрелять из винтовки, ползать по-пластунски, протягивать линию связи, но, главное, мы изучали немецкие самолеты. Учились несколько месяцев, потом приняли присягу: нас зачислили в 41-й отдельный батальон ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связь) и распределили по наблюдательным пунктам, располагавшимся на расстоянии трех километров друг от друга вдоль железной и шоссейной дорог до Петрозаводска.

AQ0A5001На каждую точку отправили группу из пяти молодых девчонок, они сменили на посту мужчин, отправившихся на Карельский фронт. Наблюдательный пункт представлял собой небольшую избушку с одним окошком, печкой-буржуйкой и замаскированную наблюдательную вышку в лесу.

– В наши обязанности входило с вышки наблюдать за самолетами, которые летят  на Архангельск, и передавать информацию на контрольный пункт, – вспоминает Вера Федоровна. – Зимой стояли на вышке по два часа, а летом – по четыре. По звуку распознавали, бомбардировщик летит или истребитель. Определяли курс, направление и высоту. И делать все это нужно было предельно точно. А вот сбивать самолеты было нельзя, иначе мы могли выдать себя.

Жили девчонки дружно. Продукты им доставляли раз в месяц в виде сухих пайков, кроме того, собирали в лесу грибы, ягоды.

– С вахты приходили, отдыхали – и в лес шли, ведь смешно голодом жить, если в лесу находишься, – рассказывает ветеран. – А форму нам выдали мужскую, как посмотрим, друг на друга, головой качаем, мол, видели бы нас родители в таком виде! А в 1944 году переодели в женскую форму.

Особых происшествий за время службы не случалось, оружие у девушек было, но воспользоваться им так и не пришлось. Хотя однажды страху натерпелись такого, что до сих пор непонятно, почему за винтовки не схватились.

– Однажды по осени ночью забрался к нам лось, рогами оборвал линию связи, – рассказывает Вера Федоровна. – Мы решили с перепугу, что это диверсант. Я, как начальник поста, скомандовала как положено: «По местам!». Девушки заняли окопы, а я дальше кричу: «Стой, кто идет!». А вокруг темнота, ничего не видно. Потом немножко рассвело, видим – лось. Мы из окопов выскочили, обрадовавшись, что это не диверсант. Лось убежал, а нам пришлось восстанавливать линию связи. К тому моменту уже подоспели девушки с соседних постов – как только связь с нами оборвалась, начальство отправило их на подмогу.

Девчонкам, конечно, повезло, что на их наблюдательный пункт набрел лось, ведь случалось, что и диверсанты случайно обнаруживали связистов, в одной из таких избушек однажды погибли все солдаты.

В лесу Вера Федоровна жила до конца войны, расформировали их группу только в августе.

– Война кончилась, приехала домой, пришла паспорт получать в МВД, а меня взяли туда работать секретарем-машинистом, – рассказывает она. – Там познакомилась с мужем, он во время Великой Оте-чественной войны сражался и с немцами, и с японцами. По долгу службы в МВД его отправляли в разные деревни, мы с детьми ездили вместе с ним. Но потом мотаться надоело, поэтому в 1957 году перебрались жить в Архангельск. Я устроилась на лесозавод на Хабарку, выучилась на браковщика и работала до пенсии, до 1971 года.

Сейчас у Веры Федоровны уже девять внуков и 15 правнуков, ждет 16-го. Когда семья собирается в ее небольшой, но уютной квартире, все с охотой слушают истории, которые рассказывает их бабушка и прабабушка. Да и как не слушать? Ведь такие рассказы – живая история.

 

Анна СИЛИНА, фото: Кирилл ИОДАС