Вместо дозиметров – красное вино

Люди и события

Сергей Фахрутдинов вспоминает о службе в Чернобыле

AQ0A68180222222226 апреля исполняется 31 год со дня аварии на Чернобыльской АЭС. В 1986 году был разрушен четвертый энергоблок атомной электростанции на Украине, это стало одной из крупнейших техногенных катастроф за всю историю ядерной энергетики как по числу жертв, так и по экономическому ущербу.

Ликвидировали последствия этой аварии всем Советским Союзом. В числе тех, кто отправился в Чернобыль, было немало архангелогородцев, среди них и Сергей Фахрутдинов, председатель Архангельского городского местного отделения Региональной общественной организации «Союз Чернобыль».

В 1985 году Сергея призвали в армию, он попал в переправочно-десантную военную часть в Киеве. Через год, когда случилась авария, солдат подняли по тревоге и уже 28 апреля они организовывали понтонную переправу через реку Припять.

– Мы навели переправу и поддерживали ее в надлежащем состоянии, – рассказал он. – Техника была надежная, в смысле креплений ломаться особо было нечему, но ржавый металл – это другой вопрос, чтобы мост был на плаву, постоянно приходилось откачивать воду из понтонов. Вообще-то через реку был построен мост, но, видимо, для большей пропускной способности решили возвести еще и понтонную переправу. Техники ведь действительно было много, автобусы из опасной зоны шли один за другим, особенно в первые несколько дней. А на атомную станцию ехали грузовики с цементом.

Солдатский палаточный лагерь расположился здесь же, рядом с переправой, в опасной тридцатикилометровой зоне. Но никакого чрезвычайного режима, все проходило будто обычные учения.

– Мы каждое лето и каждую зиму выезжали на подобные учения и наводили переправу – больше от нас ничего не требовалось, – рассказал Сергей. – То, что вокруг радиация, тогда особо не обсуждали. Не было такого запрета, чтобы шаг влево, шаг вправо – опасность. Ходить разрешалось везде, но мы все равно оставались у переправы, потому что необходимо было следить за ее техническим состоянием.

У солдат первое время даже индивидуальных дозиметров не было, спустя несколько дней их выдали, но за уровнем накопленной за день радиации никто не следил. Это позже все станет строго, показания будут записывать и учитывать, а Сергей и его товарищи даже не знают, какую дозу радиации они получили за те дни, что провели в Чернобыле.

–  Никакой особой униформы у нас тоже не было, даже простейшие одноразовые респираторы не выдавали, – объяснил Сергей. – Только усиленное питание, кормили нас действительно хорошо: каждое утро привозили сметану, хотя мы и не знаем, откуда была та сметана. И вино красное давали. Помню, маме письмо писал, что у нас все хорошо, что никакой опасности нет, но, правда, не знаю, дошло или нет, сейчас же известно, что цензура была серьезная.

Сергей Фахрутдинов с товарищами провел в опасной зоне около недели, потом их сменили другие бойцы. Ребят же отправили дослуживать обратно в Киев.

– Когда мы вернулись в Киев, по городу каждое утро ездили поливальные машины, поливали ближайшие кусты и саму дорогу. Мы списывали это на то, что была жаркая весна, но теперь-то знаем, что таким образом смывали радиацию, – рассказал Сергей.

Последние пару лет он возглавляет городское отделение региональной общественной организации «Союз Чернобыль». По спискам в этой организации числится больше ста человек, но активистов – около двадцати.

– Мы пытаемся вернуть свои права, – объяснил председатель. – Поначалу было же у нас право на бесплатный проезд, лекарства, медицинское обслуживание, 50-процентную оплату услуг ЖКХ на всю семью  – мы приравнивались к участникам войн. Сейчас почти никаких льгот не осталось. Если мы не будем заявлять о себе, про нас вообще забудут. В прошлом году мы выиграли несколько дел в суде по материальному возмещению вреда, причиненного здоровью, «выбили» квартиру одному чернобыльцу, которая ему и так полагалась, но, из-за того что сертификат на жилье был потерян, получить крышу над головой ему не удавалось. Когда случилась беда, мы всем нужны были, а сейчас… Нас так же, как ветеранов
войны, с каждым годом становится все меньше.

 

Автор: Ирина ПАВЛОВСКАЯ