Внукам наказываю: живите честно

Люди и события

Ветеран Великой Отечественной войны Татьяна Плисова вспоминает о военном времени и делится секретом долголетия

Татьяна Васильевна Плисова удивила меня с первых минут знакомства. Ей 91 год, но держится так бодро и энергично, что невольно закрадываются сомнения, на самом ли деле она в столь преклонном возрасте. Закалили трудности – такое объяснение находит своей неуемной энергии Татьяна Васильевна. И это, наверное, действительно так, ведь пережила она за эти годы многое: и концлагерь, и фронт, и даже недолгое тюремное заключение.

Татьяна Васильевна родилась и выросла в Смоленской области в большой семье. 20 июня 1941 года пятнадцатилетняя выпускница семилетней школы вместе с одноклассниками отмечала окончание учебы, даже не подозревая, что через два дня начнется война. Четверо старших братьев и сестра ушли на фронт, а Таня вместе с мамой, племянником и младшим братом осталась в деревне.

Смоленщину оккупировали фашисты, и в 1942 году девушку забрали в концлагерь в белорусский город Орша, где необходимо было восстанавливать железнодорожные пути, поврежденные советскими бомбардировщиками. В лагере она очень скоро заболела тифом, пришлось лечь в госпиталь.

– Как-то ночью советские войска в очередной раз бомбили железную дорогу, одна бомба случайно попала в госпиталь, – вспоминает Татьяна Васильевна. – 12 человек в моей палате погибли, а мою 13-ю кровать перевернуло взрывной волной, засыпало сверху землей, потому и осталась жива. Сколько я так пролежала, не знаю, санитары откопали уже утром.

Немцы боялись тифа, поэтому в Германию девушку не взяли, а отправили на товарном вагоне обратно в Смоленскую область. Правда, на родине ее ничего хорошего не ждало: все тот же тиф, немцы, голод и постоянный страх за себя, за своих родных. По возвращении домой Татьяне Васильевне, хоть она и была слаба, пришлось взять на себя заботу о семье.

– Пошла устраиваться работать на железную дорогу, ее взорвали партизаны, поэтому нужно было восстанавливать, там работали все деревенские мужики и женщины, – вспоминает она. – Сначала меня брать не хотели, потому что работник из меня получился бы никудышный, после концлагеря я была тощая – кожа да кости. Но спасибо немцу Гансу, что был мастером, он согласился меня взять, сказал: ходи для отвода глаз, лишь бы на работе числилась. Вот так я и ходила, толком ничего делать не могла, потому что сил не было, выкладывала бровки железной дороги камушками. Но зато мне выделили паек, как и всем работникам.

В 1943 году немцы стали отступать, тот самый Ганс снова выручил ее, посоветовал уйти в лес, потому что лагерь должны были отправить в Германию. Татьяна Васильевна так и сделала, ушла в лес вместе с семьей.

– Три дня мы были в лесу, а потом пришли советские солдаты и мы смогли вернуться в деревню, – вспоминает она. – Когда вернулись, обнаружили, что нашу хату сожгли. Жить было негде, маму с племянником приютили родственники, младший брат устроился на работу в прачечный отряд возить по госпиталям белье, а я – в эвакогоспиталь второго Белорусского фронта.

Эвакогоспиталь располагался в двух километрах от линии фронта, раненых привозили прямо с передовой. Никакого специального медицинского образования у Татьяны Васильевны, конечно, не было, наскоро девушку научили всему, что необходимо было знать младшему медицинскому работнику, и она сразу принялась за дело. Во фронтовом госпитале работала до конца войны.

– После войны по большой любви вышла замуж, познакомилась с мужем тоже в госпитале, он работал шофером, – вспоминает Татьяна Васильевна. – Вернувшись домой, на заработанные в госпитале деньги в деревне купила хату, перевезла туда маму с племянником. Потом родилась дочь. Я устроилась в колхоз кладовщиком и кассиром, а муж работал в Смоленске. В один прекрасный день домой он не приехал. Бросил нас. Я понимаю, испугался жизни в деревне, да еще и семья у меня большая … но надо было сказать честно, я бы поняла. Когда дочери было два года, я снова вышла замуж, теперь уже за деревенского парня. Он тоже участник боевых действий, во время
войны служил связистом на третьем Белорусском фронте. Замуж вышла назло людям, чтобы не говорили, мол, кому я теперь нужна с ребенком, но в итоге прожили мы с ним вместе 56 лет. Жили очень хорошо, не ссорились, не ругались.

В 1955 году семья переехала в Коми, 19 лет Татьяна Плисова проработала заведующей магазином. Жизнь, казалось, наладилась, но судьба подкинула очередное испытание. В 1973 году магазин, где Татьяна Васильевна была заведующей, обокрали, потому что сторож пьянствовала, а начальнице пришлось отвечать по всей строгости закона, причем по статье «служебная халатность». Так она оказалась в Архангельске, четыре месяца провела в заключении.

– Где бы я ни работала, всегда к своим обязанностям относилась добросовестно, поэтому было очень обидно, когда меня вдруг обвинили в халатности, – рассказывает она. – Возвращаться после этого в Коми совершенно не хотелось, поэтому осталась в Архангельске, семья тоже переехала. Устроилась учетчиком на лесозавод, подрабатывала товароведом. Трудилась до 70 лет, потом нянчила внуков, правнуков.

Здесь, в Архангельске, Татьяну Васильевну как ветерана войны часто приглашают на встречи со школьниками, она активно участвует, несмотря на возраст, в работе Совета ветеранов округа. Сейчас у нее уже семеро внуков, 13 правнуков и трое праправнуков. Собрать всех вместе удается редко, но когда это случается, Татьяна Васильевна – самая счастливая бабушка на свете.

– Недавно мне сделали операцию, поставили кардиостимулятор, и теперь кажется, если бы у меня были крылья, я бы полетела: чувствую такую легкость! – делится она. – Часто вспоминаю, сколько трудностей я испытала, сколько пережила за эти девяносто лет. Но я сильная, привыкла держать себя в руках, привыкла работать, никогда и никому не завидовала, никого не обманывала. И детям, внукам наказываю: живите честно. Поэтому, может, и дает Бог здоровье.

Анна СИЛИНА, фото: Кирилл ИОДАС