,

Если бы «недюжим» был талант…

Наталья Захарова

Русский входит топ-10 самых сложных языков мира. В этом рейтинге его опережают только китайский и арабский, наш «великий и могучий» занимает почетное третье место. С его трудностями мы сталкиваемся каждый день

Неправильность употребления слов
ведет за собой ошибки в области мысли
и потом в практике жизни
Д. Писарев

К примеру, можно легко попросить фотографа сделать снимок «в профиль» – с этим не возникнет никаких проблем, если, конечно, техника не подведет. А что, если вы желаете получить портрет другого плана – «в анфас» или, может быть, «анфас»? Согласитесь, так и хочется по аналогии с «фото в профиль», «приклеить» предлог «в» и к слову «анфас». Но правомерно ли это? С конструкцией «в профиль» все ясно – это существительное в значении «вид сбоку» плюс предлог «в». Тогда как «анфас» (от французского en face – спереди, в лицо) совсем другая часть речи – наречие. Логично, что оно не нуждается в поддержке в виде «в». Да и в значении этого слова уже заключена предложная семантика. То есть, сказать «в анфас» – то же самое, что «в в лицо». «Сделать фотографию анфас» – такова литературная норма.

Нередко про уникального, одаренного человека говорят, что у него «недюжие» способности, «недюжий» талант. На самом деле такое прилагательное вы не найдете ни в одном словаре, потому что его нет в русском языке и не было никогда. Откуда оно взялось, разберемся по порядку.

Есть слово «дюжинный», что означает –  ничем не выдающийся, обыкновенный, один из дюжины, из многих. Его антоним – «недюжинный», то есть выделяющийся среди других, незаурядный. По созвучию с ним и появилось неграмотное «недюжий».

Наряду с «дюжинным» существует и «дюжий» – так обычно характеризуют здоровых, сильных, крепких людей: «Какой дюжий парень!». А теперь представьте, что слово «недюжий» все-таки живет в нашем языке на законных основаниях. Выходит, оно имело бы значение «слабый», «хилый», «немощный». Но разве таких определений заслуживают чьи-либо исключительные способности? Вовсе нет. Поэтому верно: «У него просто  недюжинный талант!». В общем, можно сказать «дюжий», «дюжинный» и «недюжинный». А про «недюжего» лучше забыть.

Следующее слово, заслуживающее внимания, – «матрас». Оно интересно тем, что часто приходится слышать не только про «матрасы», но и «матрацы». Правы и люди, привыкшие использовать в речи первый вариант, и те, кому больше по душе второй. Как полагают лингвисты, причина такого разнобоя в написании и произношении – происхождение слова: форма с «с» на конце восходит к голландскому matras, тогда как «матрац» – к немецкому варианту matratze. Поэтому выбирайте «матрасы», покупайте «матрацы», но если понадобится чехол для вашей «перины», то это будет «наматрасник» – не «наматрацник».

А вот еще две словоформы, отличающиеся друг от друга одной буквой, но уже начальной – «галоши» и «калоши». Это связано опять же с этимологией: первый вариант – от французского galoche, второй – от немецкого кaloschen. Так что, как и в предыдущем случае, и то и другое правильно.

«Осторожно, сосульки!» – подобные объявления по весне не редкость. Но вместе с ними встречаются и другие: «Осторожно, сосули!». Наверное, большинству из нас эти самые «сосули» кажутся нелепыми. Некоторых на просторах Интернета это даже вдохновило на стихи, вот самое известное из них: «Срезают лазером сосули,/ в лицо впиваются снежины,/ до остановы добегу ли,/ в снегу не утопив ботины?..». Есть строки и про «тарелу гречи», и про чайную «завару» и тому подобное. На самом деле, хоть «сосули» не так активно используются в речи, как более привычное «сосульки», все же это слово зафиксировано во многих словарях, а значит, его употребление правомерно, каким бы забавным оно ни казалось.