При себе иметь ложку, кружку и питание на три дня

Люди и события

Выпускник Соловецкой школы юнг, ветеран Великой Отечественной войны Бронислав Телов вспоминает об учебе и годах службы

Бронислав Петрович Телов – почетный радист СССР, всю жизнь он посвятил непростому ремеслу радиотелеграфиста. Освоил его в совершенстве, хотя условия для этого, мягко говоря, были непростыми. Азы постигал в военные годы в Соловецкой школе юнг и всю жизнь стремился стать мастером своего дела.

Бронислав Петрович родился в Княжестрове, в те годы эта территория относилась к Холмогорскому району. Когда грянула война, он был еще школьником. Через два месяца умерла мама, 13-летнему подростку пришлось взвалить на свои хрупкие юношеские плечи заботу о семье: отце-инвалиде, младшем брате и сестренке Раффлезии, которой только исполнилось четыре года. Бронислав практически заменил ей мать.

– Детской одежды в деревне в те годы не было, так я ей материнские юбки перешивал, в штаны превращал, – вспоминает он. – Я даже в школу не ходил, потому что все время работал в колхозе, потом, правда, все-таки доучился, окончил семь классов. А после окончания школы председатель сельсовета пригласил меня к себе и рассказал про Соловецкую школу юнг.

Когда перед юношей встал выбор, оставаться в колхозе или идти на службу и защищать Родину, он, конечно, выбрал второе. Соловецкая школа юнг была настоящей воинской частью, единственное отличие – службу здесь несли вчерашние школьники.

– Поехал в Холмогоры в военкомат на маленьком пароходе-колеснике, в те годы только так можно было добраться, – рассказывает Бронислав Петрович. – В военкомат нас прибыло очень много, мы прошли медкомиссию. Через две недели пришла повестка: явиться в военкомат, при себе иметь ложку, кружку и питание на три дня. Оказалось, из всех мальчишек выбрали только троих.

На острове Бревенник, где формировался Северный флот, подростки прошли еще одну медкомиссию – очень строгую. Из троих мальчишек осталось двое, а у Бронислава Петровича к тому же обнаружилась цветослабость. Юноше сразу сказали, что сигнальщиком и дальномерщиком он точно не будет, но можно попробовать стать радиотелеграфистом. Так юноша и попал в третий набор Соловецкой школы юнг, он до сих пор отчетливо помнит эти непростые годы.

– В землянке нас жило 60 человек, 30 человек одна смена и 30 – другая, были две лампочки и печка, заниматься было негде, поэтому в землянке мы только ночевали, – рассказывает он. – Прошли курс молодого бойца, нас обучили строевой подготовке, научили стрелять, всем выдали карабины, противогазы. По международным правилам воинская часть не должна состоять из несовершеннолетних, поэтому наша школа была засекречена, ее скрывали. Учиться было сложно, ведь когда я жил в деревне, я не имел никакого представления о том, кто такой радиотелеграфист и чем он занимается. Спустя какое-то время у меня все-таки стало получаться, для этого я занимался все свободное время.

Бронислав Петрович окончил Соловецкую школу юнг с отличием и отправился служить на Балтийский флот.

– Сначала нас отправили в Таллин в штаб флота, – вспоминает ветеран. – Работы было очень много, радисты только успевали принимать и передавать радиограммы, открывалось по 33 вахты за раз! А меня посадили на радиостанцию, где работы практически не было, поэтому я решил тренироваться сам, настраивал приемник на Московское направление, там самые лучшие радистки сидели, и вместе с ними принимал радиограммы, а потом сверял, сколько у меня ошибок. С каждым разом их становилось все меньше. Когда руководство узнало о моих успехах, мне доверили второе по сложности, после Московского, направление.

По окончании войны Балтийский флот был разделен на Юго-Балтийский и Северо-Балтийский флоты, Бронислава Петровича перебросили в новый радиоцентр, где он прослужил еще несколько лет. Правда, ему все время хотелось работать в море, поэтому стал проситься на корабли.

– Я же плавать шел, а не на берегу работать, поэтому меня перевели на эсминец «Славный», – рассказал ветеран. – А когда построили новые корабли: «Отважный», «Образцовый», «Одаренный» и «Отличный», – нас вдвоем со старшиной перевели на «Отличный». Почему меня? Потому что у меня уже был первый класс радиста, за это даже доплачивали – 75 рублей.

Демобилизовался Бронислав Петрович в мае 1951 года, вернулся в Архангельск, здесь у него жил брат. Младшая сестра после смерти отца оказалась в детском доме, вернувшись на родину, Телов забрал ее и устроился работать в Архангельский траловый флот.

– Работы у нас было очень много, в основном передавали промысловые сводки, благо, радийная аппаратура была та же, что и на военных судах, переучиваться не пришлось, – рассказывает ветеран.

Через три месяца Бронислава Петровича назначили флагманским радистом, в этой должности он проработал 28 лет. Потом пригласили работать начальником радиостанции в Мурманск, но не сложилось: тяжело заболел, банальная простуда дала серьезные осложнения, поэтому несколько месяцев пришлось провести в больнице. Конечно, ни о каком море речи после этого идти не могло.

– Вернулся в Архангельск, рассказал, мол, так и так, в море врачи не отпускают, не знаю, что делать, а начальник предложил должность инженера-механика связи, работу на берегу, – вспоминает ветеран. – В этой должности я проработал еще 14 лет, хотя уже через два года врачи отпускали меня в море. А после того как вышел на пенсию, еще много лет работал в воинской части гарнизона Черный Яр.

Соловецкая школа юнг для него, как и для всех мальчишек-добровольцев, стала школой жизни. Он не только обучился военно-морскому делу, вчерашний подросток стал крепким и мужественным моряком. И эта стойкость, приобретенная в юности, сыграла в его жизни не последнюю роль. За свою службу Бронислав Петрович награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалями Адмирала Ушакова, «За победу над Германией» и «За трудовое отличие». Он дважды был женат, с первой супругой прожил вместе 37 лет, со второй – 17 лет. У него трое детей и уже девять правнуков, правда, живут сейчас все по разным городам – кто в Питере, кто в Самаре. Летом Брониславу Телову исполняется 89 лет.

Анна СИЛИНА, фото: Кирилл ИОДАС