Не оправдываю власть, которая сносит памятники

Люди и события

Тамара Гудима – о культуре Русского Севера, архитектурном и культурном наследии

Тамара Гудима, знакомая многим горожанам, живет в Москве, но повод посетить родной Архангельск у нее находится всегда. В этот раз таким поводом стал юбилей Северного хора, и мы, конечно, не упустили возможность встретиться и пообщаться с Тамарой Михайловной.

– Тамара Михайловна, биография у вас богатая, в свое время вы были и депутатом Государственной Думы, и советником министра культуры РФ, а чем занимаетесь сейчас?

– Сейчас я профессор Московского гуманитарного университета, но, помимо этого, у меня много общественной работы. Участвую в целом ряде мероприятий по культуре в Ульяновской области, являюсь членом ученых и попечительских советов 13-ти очень разных музеев России – от музея-заповедника Пушкина «Михайловское» до Шенкурского районного краеведческого музея. Шенкурскому музею я пока не особо помогла, так как членом совета стала совсем недавно, но помню о нем и считаю, что этот музей по своим фондам занимает особое место в области.

Занимаюсь я сейчас тем же, чем всегда, – проблемами культуры, правда, подхожу к ним теперь с другой стороны. Пока была депутатом Госдумы, работала над законодательством в сфере культуры, когда была советником министра, занималась в том числе и осмыслением процессов культуры, реализацией конкретных мер и программ.

– А чем еще был важен для вас период работы в качестве советника министра культуры?

– Одним из главных результатов, поскольку была и инициатором и разработчиком, считаю государственную программу «Культура Русского Севера», которая стала частью программы «Культура России». В самое трудное время – вторая половина 90-х и начало 2000-х – нам удалось получать дополнительное финансирование. В программу «Культура Русского Севера» входили культурные проекты из 13 областей России, но больше всего их было из Архангельской, Вологодской областей и Карелии.

Программа была большая, включала в себя пять разделов, один из которых – сохранение объектов культурного наследия. По этой программе выделялись средства на восстановление часовен и церквей, многие из которых, если бы не программа, нам так и не удалось бы восстановить, например в Каргополе и Кенозерском парке. Это было очень важное дело, и причина даже не в деньгах, которые привлекались, – они никогда не были достаточными, дело в осмыслении проблем культуры Севера. Я абсолютно убеждена, что без понимания культуры Русского Севера (именно русского, потому что Север всегда был многонациональным) невозможно постичь культуру России.

– И что же такое культура Русского Севера?

– Главная ее характеристика – это исконная, родниковая культура, такая, какой она была создана народом. Именно на Севере сохранились и были записаны все известные былины. На Севере создана великая литература, которая сохраняет язык. Наших писателей Писахова и Шергина называют «кудесниками русского слова». Всю жизнь на Севере прожила и многое сделала Ксения Петровна Гемп. Моя настольная книга – ее «Сказ о Беломорье». Две трети книги занимает словарь поморских речений, язык там сохранен так, как он существовал в истоках. Сейчас из пишущих я бы отметила Владимира Личутина и Валерия Аушева.

В Архангельской области сейчас есть проект, который мне небезразличен, – это Корпорация развития. Я провела три дня на конференции корпорации, где инициативные граждане представляли свои проекты. Для меня было удивительно, что две трети проектов посвящены вопросам развития культуры и образования. Со времени этой конференции прошло больше года, и интересно посмотреть, что за это время удалось сделать. Это важно, чтобы у людей не пропал энтузиазм и желание работать. Губернатор Игорь Орлов рассказал мне, что в скором времени на заседании правительства планируется заслушать первые результаты.

Сейчас меня и в научном, и в практическом плане интересует тема «Культура малого города». Малым поселение у нас принято считать, если в нем проживает менее 50 тысяч. Сейчас мы уходим от старого понимания культуры и понимаем культуру как образ жизни, систему отношений между людьми. Культура – это не только различные учреждения, великие памятники, а сам человек. И яснее всего это видно в малом городе. Образец того, какой должна быть культура малого города, – Елабуга в Татарстане. Чтобы вы понимали, в этом городе 242 частных дома являются памятниками архитектуры, и у них принят документ «Устав старого города», где записано, какие преимущества имеют люди, проживающие в домах-памятниках, чем власть помогает им, и в то же время в документе прописаны обязанности самих граждан по сохранению этих памятников

– Тамара Михайловна, с какими чувствами вы приезжаете в Архангельск, город, в котором вы прожили большую часть свей жизни?

– Меня всегда сюда тянет, я душой приросла я к этому краю. Номинально живу в Москве, но реально все время здесь, в год бываю в Архангельске по 5-6 раз, притом каждый раз в связи с каким-то интересным событием.

В Архангельске есть несколько людей, на которых держится культура города. К числу таких людей отношу и директора Кенозерского национального парка Елену Шатковскую. Уже много лет Кенозерский парк – лучший в России. Когда он создавался, почти 90 процентов населения было против, а сейчас люди счастливы, об опыте Кенозерья нужно рассказывать всему миру.

Считаю, что Архангельск должен особые слова благодарности сказать Майе Владимировне Миткевич, директору музейного объединения «Художественная культура Русского Севера», и Елене Ружниковой, ее заместителю. Они не только создали музейное объединение, но и сделали его самым лучшим. В трудное время отвоевали несколько исторических зданий, привели их в порядок и открыли там музеи европейского и мирового уровня – музей Писахова, усадебный дом Плотниковой.

– Раз уж затронули тему объектов культурного наследия… Еще с советских времен осталась тенденция: как только сменяется власть, в городах меняются и памятники. Должен ли быть какой-то порядок в этом, система? В Архангельске, например, есть группа активистов, которая хочет вернуть памятник Сталину.

– Памятники нельзя сносить, да и восстанавливать когда-то снесенные неграмотно и неправильно. Раньше порядок в этом вопросе был. А при установке персональных памятников обязательно надо учитывать общественное мнение, ведь по улице, на которой его установят, будут ходить разные люди.

Но я больше переживаю за объекты культурного наследия, которые являются знаками истории, вехами исторического пути народа. Не знаю, кому было нужно вынести из Кремля зал заседаний советского правительства, где десятилетиями принимались решения. К счастью, директор Государственного музея-заповедника «Горки Ленинские» забрал и увез его в свой музей. Сейчас уже нет мемориальных стен, это совсем не то здание, но остались хотя бы подлинные столы, стулья. Я уверена, что история должна сохраниться в памяти такой, какой она была. Я не оправдываю власть, которая сносит памятники.

– С сохранностью объектов культурного наследия напрямую связана привлекательность города для туристов…

– Туризм должен быть содержательным, это возможность и умение рассказать об истории, о культурных ценностях, об особенностях этого места. Люди усталые ездят в Турцию на пляже полежать, но большая часть туристов хочет что-то увидеть. Поэтому, прежде чем звать туристов, памятники нужно привести в порядок, чтобы было что показать. Я рада, что в Каргополе сейчас создан туристический кластер, но работы там еще непочатый край. В программе развития есть гостиницы, но нужно начинать с другого: в Каргополе нет ни одной исторической улицы. В отличие, например, от Яренска, где одна из улиц сохранилась такой, какой была в конце 19 века, – это большая редкость. Меня тревожит, что искажается исторический облик Архангельска, активно застраивается набережная.

– В Архангельске на Всероссийском совещании руководителей творческих коллективов вы выступили с темой «Единое концертное пространство России». Что же это такое – единое концертное, или, точнее, культурное пространство России?Мы единый народ, озабоченный судьбой своего Отечества, а духовным базисом единого народа является единое культурное пространство. Но «единое» не означает «единообразное».

Мы многонациональная страна, поэтому и культура у нас всегда будет многокрасочной, многонациональной. Отнять у народа культуру – уничтожить народ. В отношениях многонациональных культур есть единственный проверенный жизнью способ – диалог. Культуры должны разговаривать друг с другом, на фоне этого диалога между людьми возникает взаимопонимание, а в культуре образуется единое культурное пространство. Пространство взаимообогащения – это главная ценность русской культуры. И чем острее международная обстановка в мире, тем важнее единое культурное пространство.