«Так я одиннадцать лет караулил музей»

Люди и события

Владимир Лукин более полувека проработал на заводе «Красная Кузница»

– Внук мой, Артем, все спрашивал, как я жил, как работал, вот я и написал книжку и ему посвятил, пусть читает, – Владимир Яковлевич показывает тоненькое издание, где довольно подробно и обстоятельно описана его биография. Такой вот подарок он сделал внукам и правнукам в честь своего 70-летия.

Владимир Лукин родился в 1937 году в Няндомском районе. Семья жила на станции Шалакуша, родители работали на железной дороге. Воспоминания о военных годах у Владимира Яковлевича, конечно, детские, но отдельные картинки тех лет он помнит отчетливо.

– Время было голодное, помню, как мы, дети, бегали с котелочками, когда на станции останавливались воинские эшелоны, искали кухню, – вспоминает ветеран. – Подбежим к вагону-теплушке, попросим, и нам супу нальют в котелок или второго положат. Я хорошо помню и День Победы, как люди шли по путям с красными флагами.

В 1945 году трагически погиб отец Владимира Яковлевича, в тяжелое послевоенное время многодетная семья осталась без кормильца. Когда Владимир Лукин окончил семилетнюю школу, перед ним встал выбор: ехать в Няндому и доучиваться или работать и помогать семье. Пятнадцатилетний подросток выбрал второй вариант и год работал на железной дороге. Потом все-таки решил продолжить учебу и отправился в Архангельск в ремесленное училище № 2, где стал обучаться делу судосборщика.

– Все было как в армии, – вспоминает он. – У нас была форма, как только мы отзанимаемся, придем в общежитие, форму сдадим, – все, без увольнительной нас уже никуда не выпускали. На вечерней поверке мы каждый день пели гимн Советского Союза, это было обязательно. Не пели, только когда был банный день.

Ремесленного училище, где обучался Владимир Яковлевич, готовило кадры в том числе и для завода «Красная Кузница», поэтому после окончания учебы выпускник отправился работать именно туда.

– Возраст был уже призывной и меня должны были забрать в армию, но по правилам два года после училища выпускники обязаны были отработать. Я попал в бригаду будущего героя соцтруда Анатолия Васильевича Сидоровского, потом отслужил в армии в Мурманске и вернулся на «Красную Кузницу», – рассказывает ветеран.

После армии молодого специалиста быстро назначили бригадиром, год от года он набирался опыта и продвигался по карьерной лестнице, параллельно обучаясь на вечернем отделении архангельской мореходки на техника-механика по судоремонту.

– За послевоенный период на заводе было построено большое количество судов, мы строили баржи, плашкоуты, транспорты, – вспоминает Лукин. – Когда завод решил построить плавучие доки, мы спустили на воду теплоходы «Вавчуга», универсальное судно для Севера «Варандей», стали строить теплоходы-площадки, первый был назван в честь одного из директоров завода – «Николай Пермитин». Строили понтоны и буксиры для Голландии.

Достигнув пенсионного возраста уже в качестве заместителя начальника корпусного цеха, Владимир Яковлевич уступил место молодому коллеге и стал мастером ОТК, проработав на заводе еще двадцать лет. За трудовые заслуги у ветерана два ордена, три медали и нагрудный знак «Почетный работник министерства морского флота».

К 60-летию Октябрьской революции на заводе «Красная Кузница» открылся музей.

– Первому директору музея, который его создал, Анатолию Николаевичу Муратову надо бы памятник поставить, он сделал такое хорошее дело! – уверен ветеран. – Музей завода располагался в здании, где сейчас находится «Соломбала-АРТ», а тогда это был Дом культуры «Красной Кузницы». В музее была собрана история завода еще со времен Петра Первого. Когда началась перестройка, Дом культуры продали, экспонаты музея хотели выбросить, но передумали и перевели на территорию завода, в красный уголок корпусного цеха, в котором я работал. После того как Муратов умер, его дело продолжил Александр Николаевич Макаров, человек тоже увлеченный историей, но спустя какое-то время и он ушел из жизни… Мой кабинет находился радом с красным уголком, поэтому меня попросили покараулить музей. Так я и караулил его одиннадцать лет. Разбирал бумаги, водил экскурсии по музею и по заводу.

Когда в эпоху рыночной экономики завод стал угасать, в корпусном цехе отключили свет и тепло. Как же хранить в неотапливаемых помещениях экспонаты? Владимир Яковлевич нашел для них новое, более удобное место, но и там музей долго не просуществовал. Когда завод «Красная Кузница» обанкротился, часть фондов музея была передана в Архангельский краеведческий музей, а то, что осталось, оказалось ненужным никому, кроме его хранителя.

– Когда я понял, что никому, кроме меня, музей не нужен и никакой помощи от руководства я не дождусь, сложил с себя обязанности. Сейчас группа компаний «Оптимист», которая работает на базе «Красной Кузницы», решила музей завода восстановить, но от того великолепного хранилища истории завода, каким он был раньше, уже мало что осталось.

Рассказ о музее заканчивается грустно, но Владимир Яковлевич еще не теряет надежды, что память о заводе, на котором он проработал 54 года, которому много лет отдавал душу, не угаснет.

У меня есть мечта – написать о заводе «Красная Кузница» книгу. Я уже пытался, пока ничего не получилось, но я уверен, что книга все-таки будет.