Владимир Путин. В диалоге со страной

Политика и экономика

В 14-й раз состоялась прямая линия с главой государства

В течение трех часов и сорока минут Президент России напрямую общался с жителями страны. Всего поступило около трех миллионов вопросов. Владимир Путин успел ответить на 80. Большинство из них касались социальной сферы. Архангельская область не стала исключением: на сайте «Вопрос-президенту.рф» зарегистрировано без малого 160 объявлений из нашего региона, и в основном северяне тоже интересуются
социальной сферой.

Отметим также, что львиная доля поднятых в ходе диалога вопросов касается всех нас, поскольку, несмотря на разницу в географическом положении регионов России, проблемы зачастую схожи как две капли воды. Вспомним самое важное, сказанное президентом.

Об экономической обстановке

– Ситуация еще не исправилась, но все-таки тренд положительный. У нас спад ВВП был 3,7 процента. В этом году правительство исходит из того, что у нас сохранится небольшой спад, но уже только 0,3 процента, а в следующем году ожидается рост на 1,4 процента.

К сожалению, есть и другие минусы, существенные для наших людей, о чем мы никогда не должны забывать и работать над тем, чтобы преодолеть эти тенденции, а именно – располагаемые реальные доходы населения снизились на четыре процента, а реальная заработная плата – еще больше.

Но, что вселяет оптимизм, рост в сельском хозяйстве, жилищное строительство в прошлом году достигло максимума – 85 с лишним миллионов квадратных метров. Это рекорд. Сохраняется, но на низком уровне безработица – 5,6 процента всего; очень небольшой рост по сравнению с докризисным временем. Материнский капитал мы проиндексировали – 453 тысячи рублей.

Сальдо торгового баланса – положительное. Несмотря на падение цен на нефть, а цены упали в два раза практически, мы зарабатываем больше, чем тратим. Сохраняются резервные фонды. Международные резервы России вернулись к началу 2014 года – 387 миллиардов рублей, и дефицит на минимальном уровне находится, даже меньше, чем планировали, – 2,4 процента.

О валютных резервах страны

Резервы Центрального банка, или так называемые международные резервы государства, вернулись на уровень начала 2014 года, даже чуть больше: были 385,5 миллиарда долларов, а стали 387 миллиардов долларов. И резервные фонды правительства (у нас их два – Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) уменьшились, но на очень незначительную величину и сегодня составляют соответственно в долларовом эквиваленте 50 и 71 миллиард долларов, это 10,5 процента ВВП страны.

Это значит, если тратить их в том режиме, в котором мы тратили, скажем, в прошлом году, если не пополнять и ничего не делать, то, как минимум, мы их сохраним еще в течение четырех лет. Но мы-то планируем, что в следующем году будет рост экономики, и поэтому резервных фондов, наверное, не потребуется. Так что здесь никаких опасений быть не может.

О состоянии дорог

… Некоторое время назад мы создали региональные дорожные фонды и направляем туда значительное количество ресурсов. Но очень много средств уходит нецелевым образом на решение других задач. Нужно сделать так, чтобы средства шли именно на дорожное строительство или на капитальный ремонт, тем более что на капитальный ремонт из дорожных фондов расходуется не больше чем 10 процентов.

В этом году принято решение увеличить акцизы на моторное топливо на два рубля. Изначально мы планировали, что все эти деньги пойдут как раз в региональные дорожные фонды, но Минфин планирует забрать эти два рубля в федеральный бюджет. Думаю, что здесь нужно найти компромисс и как минимум один рубль все таки оставить в дорожных фондах регионов. Это примерно около 40 миллиардов рублей, и в целом это, надеюсь, повлияет на качество дорог.

О ценах на продукты

В известной степени рост цен на продовольствие – это и «рукотворный» результат. Почему? Потому что мы в качестве ответных мер на санкции Запада ввели ограничение на ввоз продуктов питания из-за границы. Мы сознательно пошли на этот шаг, имея в виду, что это создаст условия для развития нашего сельского хозяйства, освободит рынок. Так и получилось.

На фоне общего падения ВВП в 3,7 процента и промышленности в 3,4 процента сельское хозяйство выросло на три процента. Это существенная составляющая нашей экономики и жизни людей, потому что на селе проживают 40 миллионов граждан Российской Федерации.

Но и в целом мы исходим из того, что это даст позитивный эффект: повысит нашу продовольственную безопасность, создаст нормальные условия, улучшит условия для жизни на селе, поскольку перспективы будут улучшаться. Почти уверен, что это временное явление и постепенно, по мере насыщения рынка отечественным продовольствием, будут снижаться и цены. Они будут стабилизироваться, сейчас мы это как раз и наблюдаем.

О стоимости лекарств

Действительно, есть определенное сокращение отечественных дешевых препаратов, примерно на 2,5 процента, но это сокращение по наименованиям, а по химической формуле таких сокращений нет, то есть появляются наши аналоги. Эта часть дешевой продукции, особенно если она входит в жизненно важные препараты, регулируется государством, и в сегодняшних условиях правительство пошло на сдерживание роста цен.

По мнению производителя, выпускать эти лекарственные препараты для них становится невыгодно. Почему? Потому что они хоть и отечественные, но компоненты могут поступать из-за рубежа – в большом объеме, скажем, из Китайской Народной Республики. И этот компонент с учетом курсовой разницы не покрывается ростом цены.

В этой связи у правительства два возможных пути решения вопроса: либо субсидировать промышленность, но надо понять, есть ли в бюджете на это соответствующие средства, либо в какой-то степени отпустить эту цену. В течение 1,5–2 месяцев, может быть, какие-то другие будут найдены решения. Перед правительством стоит задача: в ближайшие 1,5–2 месяца эту проблему решить.

О тарифах ЖКХ

Эта сфера еще в советское время систематически страшным образом недофинансировалась. Держали низкий тариф, само государство нужных денег не вкладывало, и постепенно у нас жилищный фонд разрушался. Но зато вкладывали деньги, часто и не очень эффективно, скажем, в оборонку. Количество разных типов самолетов, судов, другого вооружения было безграничным, безмерным. Нужно ли это было или нет? Сейчас многие специалисты говорят, что затратно и не очень-то и нужно.

А что у нас происходит в тарифах? В прошлом году запланированный рост тарифа был 8,7 процента – это средний. Реально он вырос в среднем тоже на 8,5 процента. С июля этого года тариф может подняться в среднем – таково решение – на четыре процента. При этом регионы могут сами принимать решение: или вообще не повышать либо повышать чуть больше, вплоть до 10 процентов.

Но губернатор имеет право принять это решение только по согласованию с депутатами муниципальных собраний. Люди, которых население избрало, должны согласовать это повышение свыше четырех процентов в том случае, если это дополнительное повышение вызвано необходимостью каких-то ремонтных инвестиционных работ, чтобы подготовиться, скажем, к зиме, чтобы электростанция, тепловая составляющая, сети не развалились, а, наоборот, содержались в нормальном состоянии.

У нас 24 тысячи муниципалитетов в стране. Сегодня 600 с лишним приняли решение о выходе за эту четырехпроцентную составляющую, но это примерно всего три процента населения страны.

Очень важным является прозрачность принятия решения. И если этот тариф регулируется государством, то дополнительные услуги не регулируются. Но чтобы тариф был прозрачным, правительство в ближайшее время должно завершить работу, связанную с полной информацией по структуре этого тарифа, чтобы любой гражданин мог проверить и понять, за что и сколько он платит. Таким образом, я думаю, в значительной степени мы повлияем и на сам тариф.

Граждане на общем собрании должны сами определять, какой перечень дополнительных услуг хотят получить и сколько они готовы за это заплатить. Если граждане это не сделали, то тогда это должен и может сделать муниципалитет.

О компенсации на оплату тарифов

У нас давно принят закон и давно действует правило, согласно которому, если совокупный доход семьи таков, что свыше 22 процентов от него уходит на оплату тарифа ЖКХ, семья имеет право потребовать компенсацию.

Уже сегодня эту поддержку оформили и получают через систему соцподдержки 30 миллионов граждан Российской Федерации. И из субъектов Российской Федерации государство тратит на эту поддержку 300 миллиардов рублей. Но, повторяю еще раз, сейчас могут появиться люди, которые не вошли пока в эту систему, но такая возможность у них есть.

О капитальном ремонте

Очень важная сфера и очень чувствительная для людей. Я знаю, что многих людей это злит, и по праву злит. Конституционный суд подтвердил правильность принятого правительством решения, но и здесь при всей правильности нужно исходить все таки из реального состояния финансов, из реальных доходов населения и, конечно, реальных потребностей отрасли, а потребности большие.

У нас свыше двух миллиардов квадратных метров жилой площади в стране, миллиард нуждается в ремонте, причем все жилье нуждается в ремонте, но миллиард нуждается в ремонте незамедлительно. А знаете, сколько мы ремонтируем сегодня в год? 50–70 миллионов. Если мы так будем ремонтировать, у нас количество аварийного жилья будет расти в геометрической прогрессии. Катастрофа может когда-то наступить.

Поезжайте в некоторые страны, не буду их называть, чтобы не обижать другие, крупные, великие страны. Приезжаешь, смотришь – дома рушатся. Я удивился: почему? Потому что выселить людей нельзя, те, кто живут, в ремонт не вкладывают, а владельцы тоже не хотят. А дома просто рушатся, нельзя же такое допустить.

Повторяю, аккуратно надо подходить к капремонту. Смотрите, собрали в прошлом году 97 миллиардов рублей, а контрактов заключили на ремонты всего на 25. 70 миллиардов «зависло». Значит, не готовы были к этому. Нужно делать это очень аккуратно, и размер взноса, конечно, должен соответствовать доходам населения. И правительство должно, конечно, подходить к этому очень аккуратно, взвешенно и без всяких рывков.

О личной жизни

Вещи, которые касаются моей личной жизни, конечно, представляют интерес для людей, я с этим давно смирился и понимаю это, но все-таки они не являются первостепенно важными. Может быть, когда-нибудь я и смогу удовлетворить ваше любопытство.