Урок истории чернобыльской аварии

Люди и события

26 апреля – День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах

Участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Юрий Валяев пообщался с учениками 7 «В» класса 11-й школы. Разговор с ребятами, несмотря на их юный возраст, получился серьезным, школьники многое узнали о трагедии мирового масштаба.

Юрий Александрович Валяев в то время служил в Донецке в полку гражданской обороны, на станцию его отправили в числе первых. Разрушение четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции произошло 26 апреля 1986 года, а 11 мая полк Юрия Александровича уже выгружался на станции.

– От Донецка шли тремя товарняками – море техники, куча народу, – вспоминает он. – Когда мы прибыли на место, там уже был подготовлен военный палаточный городок. Вечером черт нас с инженером полка дернул включить прибор, а он 45 миллирентген на месте показывает. С таким уровнем радиации нам через десять дней уже меняться надо, уезжать. Тогда отправились мы искать место, где этой гадости было поменьше. Как ни странно, нашли такое место в самой 30-ти километровой зоне от реактора – прибор там показывал всего 0,2 миллирентгена.

Целые сутки полк переезжал на незараженное место внутри этой зоны. Как расположились, сразу приступили к работе.

– Сначала мы сменили киевский полк, что прибыл на неделю раньше нас, – вспоминает Юрий Валяев. – Слышали про лучевую болезнь? Человек становится вялым, плохо соображает. Солдаты киевского полка были уже именно в таком состоянии, они ведь даже вокруг самого четвертого энергоблока стояли в оцеплении, где прибор, максимально на 500 рентген рассчитанный, зашкаливал.

Химический полк развернул на дороге к станции ПуСО – пункт специальной обработки, где мыли машины, отъезжающие со станции.

– Поначалу, когда мы прибыли, все наши подразделения занимались очисткой крыши атомной станции: на 30 секунд выбегали на крышу, лопатой сбрасывали вниз куски графита и убегали, – вспоминает Юрий Александрович. – Потом из Донецка приезжали ребята – шахту под четвертый энергоблок рыли. Тяжело все это переносилось, последствия для здоровья неприятные. Мы работали в зеленых респираторах, которые уже через два часа становились красным от радиоактивного йода.

Второй раз в Чернобыль Юрий Александрович приехал уже в качестве командира батальона в октябре 1986 года.

– К 14 ноября на четвертом энергоблоке АЭС закончилось строительство саркофага, должно было состояться его открытие, – рассказывает он. – А в ночь с 13 на 14 ноября какой-то вредитель поджег склады возле него. В два часа меня подняли по тревоге, и мы вместе с пожарной ротой до 10 утра тушили эти склады. Я получил радиационные ожоги, облучение 18 рентген. Прихожу к командиру полка, объясняю ситуацию. Он говорит, что 18 рентген записать в журнал учета нельзя, можно только два. Но за два рентгена с нас три шкуры спустят, поэтому записали 1,8.

Поговорив с ребятами на столь серьезные темы, Юрий Александрович рассказал и про байки о Чернобыле, что ходят в народе.

Вот один факт могу рассказать точный: в том районе обитали редкие ястребы, занесенные в красную книгу, а уже к осени 1986 года эти ястребы сидели на каждом столбе, потому что мышей развелось много. И на соснах иголки длинные стали, сантиметров десять. А яблоки там вкусные были, сам ел…