Солдатская каша и военные байки

Люди и события

На площадке у отеля «Пур-Наволок» по традиции развернулась полевая кухня

Ветеранов Отечественной войны, тружеников тыла и детей военного времени горожане приветствовали горячо и дружно, дарили цветы и благодарили за Победу.

На полевой кухне для ветеранов была подготовлена праздничная программа «Майский вальс». Под звуки любимых военных песен самых главных гостей праздника угощали по-солдатски просто: гречневой кашей, чаем и булочками. И так за чашкой чая ветераны вспоминали военное прошлое.519-30.jpg

– Я попал в армию в 1943 году, на Курскую дугу, служил в пехоте. Страшно было очень, – рассказал Юрий Васильевич Морозов. – Там же первыми пошли немецкие «Тигры», ну и попробуй, если на тебя прет такая махина, устоять! Окопов уже не было, мы же немцев назад гнали, поэтому саперными лопатками себе ямы выкапывали. Да еще и снарядов не хватало. Простой снаряд не пробивал броню «Тигра», а бронебойных подкалиберных не доставало. Много танкистов тогда погибло, поэтому после Курской дуги меня, как и других ребят, отправили в танковое училище в Саратов.

Леонид Михайлович Тарутин в военные годы был совсем ребенком, но уже трудился и вкладывал все силы в приближение Победы.

– В семье нас было шестеро детей, отец погиб, мать всю войну поднимала нас одна, поэтому я старался помогать семье, был предоставлен самому себе, – поделился ветеран. – Сначала учился в ремесленной школе военторга, а потом работал там же в мастерских сапожником, шил и ремонтировал обувь военнослужащим. Был у меня специально оборудованный ларек. Однажды во время обеда я пошел на базар, взял пол-литра молока, пью, и вдруг меня милиционерша за шиворот – и в детскую комнату милиции. Я говорю, мол, что вы меня держите, мне надо работать. Потом, конечно, выяснилось, что я не беспризорник, а действительно работаю.

Юрию Ивановичу Борисову было всего семь лет, когда началась война.

519-31.jpg– Нас с ребятами учили тушить зажигалки, на каждом углу в городе стояли бочки с водой, а рядом ящики с песком, – рассказал Юрий Иванович. – И вот мы, дети, бегали по сараям, тушили эти зажигалки, а потом выкручивали из них стабилизаторы и меняли на хлеб. Нам давали по одной шанежке в Октябрьском исполкоме. Да и в школу ходили для того, чтобы получить шанежку и сахарный песок, а потом их еще между собой разыгрывали, ведь и домой надо было что-то принести. У меня сестренка росла, отца забрали в армию еще в 1939 году, мать поднимала нас одна, поэтому мы старались ей во всем помогать. Время было тяжелое, но о том, как мы росли в Архангельске, как приспосабливались к суровым условиям, можно рассказать многое.

У нас же были посольства в городе – английское, французское и всех союзников – там, где сейчас здание цирка. И мы меняли у солдат махорку на жвачку. В 50-е в России еще никто не знал про жвачку, а мы в Архангельске ее попробовали уже в 1945 году. Пачка махорки – это две пачки жвачки. А махорку мы выменивали на конюшнях у солдат рокоссовского полка, он располагался на пересечении Обводного канала и улицы Воскресенской. Вот такое детство было в Архангельске.

Мне хорошо помнится День Победы. Пацаны позвали на площадь Профсоюзов, мол, там конфеты раздают. И вот мы все пришли на площадь, а там никаких конфет, но все танцуют, поют, празднуют и поздравляют друг друга, – вспоминает Юрий Борисов.