«Из-за внеземных памятников меня пытались лишить ученой степени»

Люди и события

Морской арктической комплексной экспедиции, руководит которой полярник Петр Боярский, исполняется 30 лет

Проекту САФУ, ставшемувизитной карточкой вуза, – «Арктическому плавучему университету» на этапе становления большую научно–методическую и организационную помощь оказывал создатель и руководитель Морской арктической комплексной экспедиции почетный полярник Петр Боярский.

Визит Петра Владимировича в Архангельск в июне оказался знаковым: ему был вручен диплом почетного доктора САФУ, а ученый в свою очередь передал в дар Архангельскому краеведческому музею уникальную коллекцию Морской арктической комплексной экспедиции.

Щедро поделился Петр Боярский и знаниями – во время открытой лекции в САФУ он рассказал о своих исследованиях, научных принципах и таком увлекательном жизненном пути.

О главном деле жизни

– Наше дело началось в 1986-м. В этом году у Морской арктической комплексной экспедиции юбилей – 30 лет. Мы были единственными, кто изучал Российскую Арктику даже в те годы, когда вообще не было финансирования этих исследований.

Это стало возможным благодаря пониманию значимости истории и культурного наследия Арктики со стороны силовых структур. В самые трудные годы нам выделялись деньги Минатомом, лично отделом испытаний ядерного оружия. И мы единственная экспедиция, которую допускали в любые точки Новой Земли.

Об экспериментах

– У меня был комплексный подход, который в свое время вызвал мощнейшую критику. Я объявил, что памятниками в Арктике являются не только привычные археологические объекты – а мы там раскапывали и зимовье Баренца, и древние поморские стоянки. К ним относятся и полярные станции, и затонувшие корабли времен Великой Отечественной войны, и артефакты истории создания ядерного оружия.

А за введение термина «внеземные памятники» меня вообще пытались лишить звания кандидата физико-математических наук. Но меня поддержали и космонавты, и известный конструктор Василий Павлович Мишин. Речь про объекты, созданные на Земле и находящиеся на планетах Солнечной системы. На Луне стоят луноходы, есть внеземные памятники и на Марсе, и на Венере.

Этот подход у нас сохранился до сих пор, мы по-прежнему исследуем все до начала этого века, потому что в Арктике настолько уникальные объекты!

В экспедицию, кроме археологов, входили историки, этнографы, социологи, судоводители. Мы ставили историко-географические эксперименты по маршрутам первопроходцев, восстанавливали – если сохранялись дневники и документы – события той поры. Кроме того, меня интересовал сам процесс, происходящий в Арктике, – физический, психологический, психический.

Об арктической музыке

– Однажды я взял в Арктику молодого талантливого композитора и сказал: «Твоя задача – создать музыкальные сюжеты в каждом из мест. Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Северная Земля, Новосибирские острова, остров Врангеля, Чукотка – везде пиши музыку, а мы потом будем прослушивать и угадывать».

По окончании путешествия он сделал записочки с названиями – где та или иная мелодия написана, сложил и в том порядке исполнял музыку. Большинство из нас правильно угадали, только одна мелодия вызвала споры.

Теперь вот еще художников мечтаю взять в экспедицию.

О парадоксах науки

– Мне в жизни повезло: я окончил Московский инженерно-физический институт, где с первого курса нас приучали ссылаться на работы предшественников. И если человек, к примеру, занимаясь квантовой механикой и используя закон Ньютона, не сослался, что это именно закон Ньютона он применил, его за специалиста не считали.

Сейчас порой складывается впечатление, что в России вообще никто не ссылается на предшественников. То ли не знают их работ – тогда какой же уровень этих людей? Или просто не считают нужным? Так или иначе, начинают заново печатать идеи, которые были 40 лет назад нами высказаны, до нас высказаны советскими полярниками и даже дореволюционными деятелями – Седовым и другими. Хотя ссылка на предшественника как раз укрепляет позиции автора – продолжение работ, новые мысли и так далее.

Я студентов всегда призываю: если вы занимаетесь наукой, то обязательно читайте работы предшественников и старайтесь быть разносторонними личностями. Я порой прихожу в ужас от представителей современной науки. Общаюсь с орнитологом, спрашиваю его что-то общее про птичьи базары. Он отвечает: «Слушай, не знаю, я специалист по пищеварению». Продолжаю: «А вот лапки у птицы…» – «Они для процесса пищеварения не предназначены, поэтому это вне моих интересов». Как можно жить в узком мирке?! Ведь на самом деле мир-то громадный и такой интересный.

О жизненных принципах

– У меня есть такой тезис – может, и дурацкий, ко многим неприменим: «Лбом стенку прошибают». Если ты «долбаешь об стенку», то рано или поздно достигаешь результата.

И вторая вещь, которую я всегда говорю молодым ученым: чем вас больше будут «бить», но не за то, что вы не ссылались на предшественников или «маханули» у кого-то диссертацию, а за ваши идеи, значит, вы на таком верном пути, что дальше ехать некуда. Вся история науки это подтверждает.

О нацпарках

– Мы 20 лет бились за создание национального парка «Русская Арктика». Меня во всех инстанциях называли просто – идиот. Говорили: кто тебе даст создать парк на Новой Земле, там же ядерный полигон?

А мы стали лучшими друзьями ядерного полигона, министерства обороны, мы отстаивали их интересы. И когда гнобили академиков – физиков–ядерщиков, я всегда выступал в их защиту. И в результате в 2009 году парк был открыт.

Сейчас я пробиваю идею национального парка на острове Вайгач. Пришел к министру природных ресурсов полтора года назад, говорю, хочу с вами познакомиться. А он отвечает, мол, знаю о вас, Петр Владимирович, меня предупредили, что с вами лучше не связываться, все равно будет как с ядерным полигоном. Просто когда решение о нацпарке на ядерный полигон «свалили», там сказали: а мы «дарим» все эти территории Боярскому, как он скажет, так и будет. Это уважение к работе – не моей, а всей нашей экспедиции.

А еще на этой встрече министр спросил, где третий национальный парк будем создавать? Да я, говорю, только с этим пришел. Он отвечает: «Ну, Бог троицу любит, все равно придете, лучше заранее предупредите».

О главных задачах

– Задача, которую я считаю на сегодняшний день важнейшей, и все время о ней своим сотрудникам говорю: 70 процентов времени мы должны посвятить пропаганде памятников и истории Арктики. Ведь доказательной базой того, что эти острова наши, являются прежде всего не бумаги, не документы, а материальные свидетельства присутствия там наших предков. Именно по тому, как русские осваивали эти территории, очевидно, что это наша земля.

Второе, над чем я сейчас бьюсь и пытаюсь доказать высшему руководству страны. Да, замечательно, что память о Великой Отечественной войне сохраняется. Но для молодежи и вообще для всех россиян важна будет память еще о чем-то значимом. Гордость нашей страны ведь не только с победой в вой-не связана. А с чем? С космонавтикой? Слишком молодая отрасль. А вот тему освоения Арктики и полярных стран надо развернуть в полную силу.

О подарке музею

– Я передал в дар Архангельскому краеведческому музею уникальную коллекцию Морской арктической комплексной экспедиции. Все предметы, которые входят в нее, были собраны нами за 30 лет по всей арктической территории – от Кольского полуострова до Аляски. Находки уникальные, эта коллекция больше и шире, чем в музее Арктики и Антарктики. За нее боролся Эрмитаж, Исторический музей и другие. Я передаю ее в тот регион, с которого мы начали работу.

…Хочу сказать: я благодарен судьбе, что моя бабушка с детства вбила мне в голову, что главное – это служение Отечеству. Остальное все потом. И как мог, я всю свою жизнь реализовывал эту идею. Так надо России, так надо Родине, и на любом этапе, как бы трудно ни было, надо продолжать делать свое дело.

«Сундук тайн» Новой Земли приоткрылся535-21.jpg

Во время экспедиции «Арктического плавучего университета – 2016» на Новую Землю были выявлены популяции птиц, о существовании которых в этом регионе раньше имелись только гипотезы. В Русской Гавани обнаружены древние колонии кораллов, появление которых датируется примерно 350 тысячами лет до н. э. Впервые в постсоветскую историю России в районе Новой Земли был проведен комплексный авиаучет птиц, сообщает пресс-служба САФУ. «Все данные требуют дополнительной обработки, поскольку срок экспедиции был невелик. Но мы действительно приоткрыли «сундук тайн» Новой Земли», – рассказал руководитель экспедиции Константин Зайков.