«Должники вольготно живут за наш счет»

Городское хозяйство

Неплатежи жильцов за коммунальные услуги мешают нормальной работе ТСЖ

Философия неплательщика – так называют образ жизни крупных должников за коммунальные услуги и содержание в многоквартирных домах. Эти люди привыкли жить за чужой счет и часто не только не могут, но и не хотят платить по счетам. А долги меж тем растут как снежный ком. Что делать?594-52

Дохода нет, описать нечего

ТСЖ «Надел» создано в доме № 34 на улице Советской в 2007 году. Его председатель – Людмила Федоренко вместе с помощниками вполне успешно ведет дела. Но в последние годы ее все сильнее беспокоит финансовое состояние общедомового счета, ведь среди десятков благообразных жителей дома появилось несколько человек, которые портят всю картину и платят нерегулярно, если платят вообще.

– На 1 января 2017 года нам должны 400 тысяч рублей. Всего в доме 215 квартир, 495 жильцов. Конкретное число не назову, но через квартиру-то долг есть. Пусть где-то он небольшой, около 5 тысяч, например, но для нас это уже недостача, надо ведь на что-то дом содержать, – говорит Людмила Алексеевна.

В ее офисе на первом этаже на стене висит плакат, где также крупно выведена общая сумма долга жильцов за отопление и горячее водоснабжение: более 700 тысяч рублей по состоянию на 15 декабря 2016 года. При этом кто-то задолжал 5 тысяч рублей, а кто-то – почти сотню.

– Вот у нас один жилец нигде не работает, но на «это дело» деньги найдет всегда, – продолжает Людмила Алексеевна, делая характерный щелчок по подбородку. – Однако за ЖКХ платить не хочет. У него только за отопление долг составляет 98 тысяч рублей.

Конечно, председатель ТСЖ давно пытается заставить злостных неплательщиков все же пополнять кассу. Сначала велись беседы. Однако не все даже дверь открывали председателю. Потом вывесили плакаты в подъездах, думали пристыдить. Тоже не сработало, так как транспаранты к вечеру уже исчезали. Присылали официальные уведомления с требованием погасить долг. Если жилец и это игнорировал, то Людмила Алексеевна обращалась в суд. Сегодня квартиры должников находятся в «разработке» у судебных приставов. Но это помогает не сильно, так как даже их люди перестали бояться.

– Сколько раз обращаешься к приставам, ответы примерно одинаковые: должник официально нигде не работает, у него, например, двое несовершеннолетних детей, описать ничего из вещей и продать в пользу долга невозможно, так как все в одном экземпляре. И мы так и остаемся с этими должниками, еще и платим сами пошлину, из-за них убавляя из своей кассы денежки, – возмущается председатель ТСЖ «Надел».

«Терминатор» против неуплат

Людмила Алексеевна уже отчаялась достучаться до должников, которые возомнили, что могут жить припеваючи за чужой счет: они знают, что в любом случае у них в квартире будет горячая и холодная вода, отопление, что в подъезде будет тепло, чисто и светло. Одна из первых мер, которая бывает действенной, – отключение электричества. Ее многие успешно применяют, но и она порой доставляет немало других проблем, ведь оскорбленный неплательщик подключается к общедомовым сетям или вовсе к соседям, бессовестно воруя свет напрямую.

Отключить неплательщикам водоснабжение не получится.

– В принципе, это не сложно, но по  СанПиНу мы этого делать не можем. Иначе по закону мы обязаны предоставить гражданину воду в минимальном количестве. То есть если мы перекрываем должнику водоснабжение, это обязывает нас все равно поставлять для него воду, допустим, 20 литров воды в сутки, два-три ведра, грубо говоря. Воплотить это крайне сложно, – прокомментировал помощник директора МУП «Водоканал» Сергей Пономарев.

Зато очень эффективно может подействовать отключение канализации с помощью специальных устройств, так называемых «заглушек», которые позволяют перекрыть канализацию в отдельно взятой квартире. Они носят разные названия: «спруты», «ониксы», «терминаторы» и другие. Правда, эта процедура у нас применяется нечасто.

– Мы сами не работаем с должниками, у нас заключен договор с консалтинговой компанией, которая этим занимается. Она действительно использует системы перекрытия канализации, но удается это сделать всего лишь 3-4 раза в месяц, поскольку часто управляющие компании своевременно не обеспечивают доступ для сотрудников, что и понятно: их не волнуют должники «Водоканала». Тем не менее собираемость платежей в 2016 году у нас составила 96,5 процента. Это очень хороший показатель, но он всегда был примерно таким. Безусловно, долги населения есть, и это достаточно большие суммы. Но основная проблема предприятия в том, что не могут выплатить долги юридические лица, – продолжил Сергей Пономарев.

Пустые обещания завели в тупик

По наблюдениям Людмилы Федоренко, не платят вовремя за ЖКУ в основном люди среднего возраста и молодежь, то есть трудоспособное население при деньгах. Вот, например, одни из самых злостных неплательщиков – жильцы квартиры на втором этаже, мать и сын. Вместе с Людмилой Алексеевной мы поднимаемся, чтобы узнать, что думают по поводу своего долга они сами. Председатель ТСЖ звонит в «нехорошую» квартиру. Из-за двери слышим, как завелась, залаяла овчарка. Людмила Алексеевна уже хочет повернуть обратно: дескать, днем никого нет, люди работают. Однако через несколько секунд дверь все же открывается. К нам выходит сын хозяйки по имени Володя – молодой парень, с виду лет от 20 до 30-ти. В любом случае это тот возраст, когда работать надо много и с удовольствием, однако Володя, может быть, считает иначе. Он говорит, что мать на работе. А по поводу долгов начинает мямлить:

– Ну, понимаете, плохо было с деньгами, с работой. Сейчас год начался, устроился более-менее, будем платить.

– У тебя же мама пенсию получает, но нисколько не платит, – говорит Людмила Алексеевна.

– Получает, да. Она вот недавно за свет платила. Я тоже в конце месяца получу зарплату и заплачу. Знаю, что у нас большой долг, – опять оправдывается Володя.

Их квартира муниципальная. И он отмечает, что «в курсе» того, что их и выселить могут. Звучит вяло, но вроде бы убедительно. Однако Людмила Алексеевна, когда мы уже спускаемся по лестнице, бессильно машет рукой. Ведь она слышала эти отговорки уже десятки раз, и обещания всегда оказывались пустыми. Она уверена, что мать и сын вполне могут выплачивать долг, средства у них есть (по ее информации, они еще и сдают одну из комнат в квартире), а настоящая причина неуплаты вовсе не трудности с деньгами, а обыкновенная человеческая наглость.

– Не знаю, что еще предпринять? С должниками мы зашли в тупик, – подводит она неутешительный итог.

Замкнутый круг

Ей вторит председатель другого ТСЖ под названием «Никольское» Ирина Пучинина. Она пригласила нас в свой офис, в который мы попали только после того, как преодолели серьезную систему защиты: два кодовых замка и домофон. В опрятные и светлые подъезды этого дома не проникнут случайные хулиганы, не разрисуют стены и не побьют лампочки, что уже с порога внушает уважение к руководству. На встречу Ирина Николаевна принесла стопку свежих квитанций.

– У нас в доме всего четыре злостных должника – это те, кто не платят годами. Я не говорю о тех, кто идет на контакт, заключает с ТСЖ соглашение о рассрочке платежей, старается выплачивать. А все четыре злостных должника не из той категории, которые по каким-то сложным жизненным обстоятельствам платить не могут. Я с годами поняла, что у них это жизненная позиция. По всем должникам дела в судах. А толку-то? – говорит Ирина Николаевна.

Для примера она рассказывает историю одной квартиры, в которой прописаны семь человек: трое взрослых и четверо малолетних детей. За 30 месяцев жильцы этой квартиры накопили более 250 тысяч рублей долга. Приставы приходили, описать нечего, все в одном экземпляре. Квартира муниципальная, но отобрать ее нельзя, так как она – единственное жилье.

При этом в ТСЖ «Никольское», в отличие от «Надела», жильцы не переведены на прямые расчеты с ТГК-2. То есть они платят не напрямую на счет компании, а сначала своему ТСЖ, который перенаправляет деньги. Из-за должников получается так, что за горячие батареи в квартирах отвечают только добросовестные плательщики.

– Сегодня за поставку теплоэнергии (а это самый дорогой ресурс) мы должны столько, сколько должны все неплательщики, – порядка 700-800 тысяч рублей. У меня же кроме злостных четырех еще должники есть, но те так, по мелочи. ТГК-2 требует немедленно заплатить. А откуда взять такие деньги? Неоткуда. И компания арестовывает наш счет на три месяца. Он блокируется полностью, то есть все поступающие на счет средства за это время уходят на оплату долга энергетикам. А кто-нибудь спросил, как мне дом обслуживать в это время? Чем я буду за вывоз мусора платить, например, или за свет в подъезде? Или мне новый долг копить? – вопрошает Ирина Николаевна.

Она регулярно бывает в прокуратуре, в судах, у приставов, пытаясь как-то разрешить ситуацию с этим замкнутым кругом. Но пока усилия приносят мало проку. При этом ей еще приходится терпеть нелицеприятные высказывания некоторых соседей по дому. Люди почему-то думают, что раз дом постоянно в долгах, значит, председатель кладет себе в карман. Но лучше бы они поинтересовались, не должны ли их соседи тысяч так 130 за отопление, да и сами бы вовремя платили по своим квитанциям. Ведь для них просто чудо, что при арестованном счете в их девятиэтажке не наступил мини-апокалипсис с неработающими лифтами, выбитыми лампочками и горами мусора на контейнерной площадке. Несмотря на долги, Ирина Николаевна выполняет все обязательства перед жильцами, пусть порой ей и больно смотреть, как нагло ухмыляются злостные неплательщики, проходя по чистому двору в свой подъезд.

Так же внимательны к своей работе в ТСЖ «Надел». Вот взять хотя бы недавнюю ситуацию со снегопадами, когда во многих дворах было ни проехать и ни пройти из-за снежной каши. Но жильцы указанных «товарищеских» домов вообще от этого не пострадали, поскольку заботливые председатели вовремя наняли технику. Людмила Федоренко нашла возможность ранним утром понедельника вызвать трактор для расчистки, он работал два часа. Одна такая «операция» обошлась почти в 4 тысячи рублей. Потом еще дворник поработал в две смены, и в результате дорога перед домом была без единого сугробика. Двор ТСЖ «Никольское» также поразил своей чистотой.

Должник – кандидат на выселение

Однако это все – текущие заботы. Более глобальная проблема для ТСЖ сегодня все-таки должники. Председатели бьют тревогу: другие жильцы постепенно понимают, что с неплательщиками ничего плохого не происходит, живут, как жили, со своими сотнями тысяч в квитках, а услугами пользуются на полную катушку. Почему бы и другим так не поступать, раз нет никакого существенного наказания? Конечно, если можно не платить, то зачем отдавать свои кровные? Философия неплательщика с каждым годом обретает все новых адептов.

Как  же бороться с этим явлением, если вышеуказанные способы не работают или работают плохо? Во-первых, председатели уверены, что проблемой должны заняться на федеральном уровне, поскольку из репортажей по центральным телеканалам знают, что она характерна для всей страны. Во-вторых, они надеются, что на местном уровне заработает в полную силу мера по выселению злостных неплательщиков из муниципального жилья. Сейчас можно выселить должника, который не платит по счетам за ЖКУ более 6 месяцев. Ирина Пучинина считает, что одно показательное переселение должника из благоустроенной многоэтажки в деревянный дом без удобств, о котором рассказали бы все местные СМИ, принесло бы больше пользы, чем бесконечные иски в суд. Потерять навсегда коммунальный рай – вот чего реально должны бояться должники. Они должны почувствовать, что бесплатным сыр бывает только в мышеловке.

– У них же долги накоплены за 20-30 месяцев, а речи о выселении даже не идет. И люди продолжают пользоваться тем, что нет на них сильных рычагов воздействия. Вот взять бы и всех неплательщиков переселить в «деревяшки», где вода холодная и печки, а нормальных людей – сюда, в наш дом. Да очередь бы выстроилась из семей, которые хотели бы попасть к нам! – считает Ирина Николаевна.

Как пояснила директор муниципального «Информационно-расчетного центра» Ольга Барболина,  по состоянию на 1 января 2017 года предприятием проводится досудебная работа по выселению из жилых помещений в отношении 639 нанимателей муниципальных квартир. То есть пока идет досудебное разбирательство, у этих недобросовестных жильцов еще есть последний шанс заплатить по счетам. Иначе этих  «счастливчиков» действительно ждет выселение. Уговаривать должников платить хотя бы по 500-1000 рублей в месяц, как председатели ТСЖ, суд и городская администрация  не будут. Ольга Барболина отметила, что такие иски успешно рассматриваются судами Архангельска и кое-кто из неплательщиков уже реально лишился своего жилья.

Коммент

Ирина Замахова, заместитель руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Архангельской области и Ненецкому автономному округу:

– Проблема задолженности за коммунальные услуги – одна из наиболее острых не только в Архангельской области, но и по всей России. Коммунальные долги населения достигают огромных цифр. Так, в 2016 году у судебных приставов Архангельска на исполнении находилось свыше 44 тысяч исполнительных производств о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг на сумму более 650 миллионов рублей.

К должникам судебными приставами-исполнителями применяется весь комплекс предусмотренных законодательством мер принудительного взыскания. Если известно место работы должника или  установлено, что он получает пенсию, то исполнительный лист направляется для удержания из заработной платы или пенсии. В соответствии с законом удерживаться может не более 50 процентов.

Также с целью исполнения требований исполнительного документа судебные приставы проводят проверки имущества должника, выносят постановления о запрете на регистрационные действия в отношении принадлежащих должнику автотранспортных средств и недвижимости, производят аресты имущества.  Кроме того, неплательщики за коммунальные услуги ограничиваются в праве выезда за пределы РФ.

В результате работы судебных приставов-исполнителей и применения всех принудительных мер с должников взыскано в пользу ТЭК и управляющих компаний более 190 миллионов рублей задолженности за услуги ЖКХ.

Взыскание долгов данной категории затрудняется тем, что многие должники нигде не работают, официального дохода не имеют, имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, также нет.  Необходимо отметить, что в этом случае в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав оканчивает исполнительное производство с актом о невозможности взыскания. Но взыскатель может по истечении шести месяцев вновь предъявить исполнительный лист в Службу судебных приставов. И вновь будут проведены проверки имущественного комплекса должника, его доходов.

Крайней мерой может стать выселение злостного неплательщика из муниципального жилья с предоставлением менее комфортного жилого помещения. В 2016 году у нас были такие случаи – в Северодвинске и Онеге. Там по иску муниципальных образований должники были переселены из благоустроенных отдельных квартир в коммуналки.

Мария ГАВРИЛОВА, фото: Кирилл ИОДАС