Экономия рвалась адским фейерверком

Люди и события

Сто лет назад в архангельском порту прогремели три разрушительных взрыва. Виноватых так и не нашли

26 января (13 января по старому стилю) 1917 года в порту Экономия разрывались на куски корабли и рвались снаряды. Трагедия унесла жизни почти трехсот человек, а пожар на причалах и складах полыхал десять дней. Печальное событие вошло в мировую историю как один из крупнейших нерукотворных неатомных взрывов.

ИЗ РАЗВОРОЧЕННОЙ ВЗРЫВОМ ЗЕМЛИ ТОРЧАЛИ КУСКИ ПАРОХОДА

Шла Первая мировая война. Поскольку немецким войскам удалось блокировать балтийские и черноморские порты, Архангельск стал главными морскими воротами Российской империи. Как вспоминал командующий линкором «Чесма» Василий Черкасов, город представлял собой «смесь гигантского склада и вавилонского столпотворения», ведь сюда шли сплошным потоком военные грузы от стран-союзников Антанты для переброски их на фронт. Поскольку в октябре 1916 года причалы Бакарицы были практически полностью разрушены после взрыва парохода «Барон Дризен», судна разгружались в находившемся неподалеку аванпорту «Экономия». Однако судьба, видимо, решила сыграть злую шутку: через три месяца трагедия Бакарицы повторилась и там, но в чуть меньшем масштабе.

12 января к причалу Экономии стал на разгрузку ледокольный пароход «Семен Челюскин». Это было практически новое судно, его построили в 1915 году. В Архангельск он привез в трюмах более двух тысяч тонн взрывчатки. Разгрузка шла непрерывно, в две смены. Рабочие выкатывали бочки на пристань, затем их перевозили и складировали. В 9 часов 10 минут на пароходе прогремел взрыв, который слышал весь город. Очевидец событий капитан Александр Бочек, который находился на другом корабле в 500 метрах от парохода, вспоминал, как увидел жуткую, леденящую сердце картину: «Там, где стоял «Семен Челюскин», в небо медленно поднималось облако темного дыма, вместо снега чернела развороченная взрывом земля, из которой торчали разбросанные куски парохода». Люди, работавшие на разгрузке, бежали на другой берег по льду Кузнечихи.

Осколки разрывавшихся снарядов ранили людей, долетали до места складирования бочек с взрывчатым мелинитом (их было 600). При- мерно около часа дня пожар переметнулся на английский грузовой пароход «Байропия», который стоял рядом с «Челюскиным». В результате корабль взорвался, переломился надвое и затонул. В половине пятого вечера жители города услышали третий мощный взрыв – рванули 300 тонн тетрила на причале у железнодорожных путей. И хотя сразу же после первого взрыва была сформирована пожарная команда, ей удалось потушить лишь несколько горевших зданий и, насколько возможно, убрать подальше от пожаров взрывоопасные грузы.

Командующий флотилией Северного Ледовитого океана Людвиг Корвин в 1916 году фото wikimedia.orgРуководители порта, генералы, адмиралы и высшие военные чины практически сразу приехали на место происшествия. Однако сиюминутно остановить печальную феерию было невозможно. Архангельский моряк и краевед Виктор Красильников в своей книге отмечает: «то, что было Экономией с сотнями штабелей боеприпасов от Антанты, рвалось адским фейерверком три дня и догорало еще десять».

Командующий флотилией Северного Ледовитого океана Людвиг Корвин в это время ехал в поезде в Санкт-Петербург, он вернулся в Архангельск с полдороги. Как утверждает писатель Маргарита Лола, в своей объяснительной записке позже он писал, что спустя двое суток после взрыва «хотел проникнуть на Экономию, но вернулся назад, устрашившись зрелища пожара». Экономия была разрушена почти полностью. В порту, поселке и близлежащих деревнях не осталось ни одного неповрежденного пожарами или взрывной волной строения.

Количество жертв было значительно меньше, чем при взрыве на Бакарице. Недавняя трагедия была у всех на слуху, поэтому с первыми ударами в пожарный колокол люди в панике побежали куда глаза глядят.

Комендант Экономии свидетельствовал, что на момент взрыва в порту работали две тысячи человек, а в поселке и близлежащих деревнях жили еще дети, женщины и старики, были рабочие и солдаты железнодорожной ветки Экономия – Мудьюг. Реальное число погибших и пострадавших определить сложно. Чаще всего приводятся такие цифры: 284 убитых и пропавших без вести и 299 раненых.

Зимняя гавань в Архангельске. Нач. ХХ в. фото aonb.ruГлавный инженер портов Белого моря и Архангельска Петр Минейко, отец Ксении Гемп, занимался размещением по госпиталям и больницам раненых, хлопотал, чтобы обеспечить кров для тех, кто лишился крыши над головой. Для увековечивания памяти жертв даже создали оргкомитет, что он планировал сделать – неизвестно. Наверняка этим планам помешала революция.

НЕМЕЦКАЯ ДИВЕРСИЯ ИЛИ РОКОВАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ?

Лишь 6 февраля в Архангельск прибыла следственная комиссия под руководством адмирала Яковлева. Начались допросы пострадавших, очевидцев события. Первым делом подозрения пали на главу погрузочно-разгрузочных работ Эдмунда Мелленберга, ведь аналогия с катастрофой на Бакарице возникала мгновенно, а он был одним из подозреваемых в организации того взрыва. Но тогда в диверсии признался другой человек, а Меленберга восстановили на службе. 13 января он записал в своем дневнике, как слышал взрыв, находясь в Архангельске. А спустя время добавил: «Мое положение выяснили. Морской министр приказал, чтобы я подал прошение об отставке. Почему и за что это наказание? Совесть чиста. Неужели меня выбирают как стрелочника?». Конечно, он мог написать это специально, для создания алиби, но… никаких доказательств вины немца следователи не нашли, хотя сегодня некоторые авторы почему-то пишут, что он и Бакарицу взорвал, и к взрывам на Экономии руку приложил. Юридически оба факта не доказаны. Вполне возможно, что Мелленберга обвиняли несправедливо. В Архангельске исторически проживало немало немцев, на которых к полицмейстеру и губернатору с началом войны люди понесли анонимные доносы про шпионскую деятельность. С 1915 года, когда у нас на фронте дела шли совсем плохо, количество кляуз возросло.

Маргарита Лола, родственник которой Дмитрий Трубин, по-видимому, служил в порту пожарным надзирателем и находился в самой гуще событий, считает, что Мелленберг не мог быть организатором взрыва. В повести «От первого до последнего десятилетия XX века» она приводит данные протоколов допросов. Так, например, вахмистр пожарной команды Миронов сообщал следствию, что первый сигнал тревоги с «Челюскина» поступил еще в 6:30. При перекатке бочек грузчики заметили искорки, бочки загорелись, но пламя удалось сбить. Было очевидно, что разгрузка небезопасна. Однако прапорщик Ульянов, которому Трубин доложил об этом, приказал ее продолжать. Тогда Трубин распорядился поставить у парохода пост пожарной охраны и отправился в контору, чтобы поговорить с начальником аванпорта. Однако беседа не завершилась, так как прямо во время доклада как раз произошел взрыв на «Челюскине», Трубин был ранен.

Комиссия так и не смогла установить точные причины взрывов и пожаров и найти виновных. Расследователи лишь отметили, что катастрофы с таким количеством жертв можно было бы избежать, если бы не бессистемный подход руководства к хранению грузов в порту, в принципе ненормальное скопление на Экономии взрывчатых грузов, плохо организованная пожарная безопасность, а также отсутствие медперсонала и средств для переноса раненых (в порту были лишь фельдшер и санитар).

На этом дело закрыли. С занимаемых должностей в порту сняли коменданта порта Люца, прапорщика Ульянова и некоторых других. О дальнейшей судьбе Мелленберга ничего неизвестно. Корвин продолжал работать на флоте, потом грянула революция, в итоге он оказался в родной Англии, хотя семья его осталась жить в Советском Союзе.

Нанесенный Экономии материальный ущерб был настолько велик, что его не смогли подсчитать даже примерно. Порт наспех восстановили, построили деревянные причалы, которые и служили в годы революции, Гражданской войны, а затем и Второй мировой. Модернизация порта проходила в 1960-1970-х годах. Виктор Красильников в одном из своих очерков приводит воспоминания моряка Виктора Ильина. Он рассказал ему о работе отряда аварийно-спасательных и подводно-технических работ, состоявшего из водолазов, саперов, инженеров. Они расчищали дно акватории порта, поднимали и уничтожали затонувшие неразорвавшиеся снаряды, которые раскидало по округе («россыпи Экономии»). Затем в порту построили бетонные причалы, автодороги, грузовые площадки и железнодорожные пути.

Однако очистить территорию порта полностью не удалось. Некоторые из снарядов, вероятно, до сих пор «хранятся» в окрестностях Экономии. Летом 2015 года местный житель обследовал поселок с металлоискателем и обнаружил рядом с домами по улице Стахановской три артиллерийских снаряда и покореженные куски корабельной обшивки. Специалисты установили, что боеприпасы боевые, английского и французского производства, лежат со времен Гражданской войны. Возможно, именно их привез в своих трюмах в январе 1917-го «Семен Челюскин». Поскольку они представляли реальную угрозу, их вывезли на полигон под Архангельском и уничтожили.

Подготовила: Мария Гаврилова

Фотографии:  WWW.RUSPLT.RU и WWW.AONB.RU