Два Якова

Люди и события

Архивные материалы помогли Зое Корельской воссоздать биографии своих родных – участников Северных конвоев

В семейном архиве архангелогородки Зои Корельской множество фотокарточек, на которых лица ее родных, прошедших войну.545-17.JPG

Зоя Петровна показала снимки членов своей семьи, рассказала об отце Петре Константиновиче Корельском и матери Валентине Васильевне, о дядьках – Якове Васильевиче Тюрикове и Якове Константиновиче Тюрикове.

Пуля снайпера сбила пилотку

В событиях и судьбах этих людей неразрывная связь между Архангельском, Мурманском и Ленинградом. Историю своей семьи Зоя Петровна записала по воспоминаниям матери. Она сохранила заметку из газеты «Рыбак Латвии» от 1968 года, где немало важных сведений о ее дяде Якове Васильевиче, сберегла письмо от двоюродного брата, датированное 1985 годом, с рассказом об отце, а также справку из архива Северного морского пароходства с данными о дяде Якове Константиновиче. Эти материалы и помогли воссоздать биографии моряков – вершителей Великой Победы, участников Северных конвоев.

Яков Васильевич Тюриков, брат матери Зои Корельской, из-за болезни единственного кормильца в семье – отца, бравого капитана архангельского речного флота, в семь лет был вынужден идти работать на корабль, был зачислен юнгой. В их семье было восемь детей, и их необходимо было накормить. К началу Гражданской войны Яков стал матросом и на проходе «Советчик» по Северной Двине буксировал баржу-госпиталь, на которой перевозили раненых. В то время интервенты – англичане, французы, американцы – рвались к Котласу, где было сосредоточено большое количество боеприпасов. Герой революции Павлин Виноградов сформировал тогда Северо-Двинскую речную флотилию и преградил путь интервентам. Яков Тюриков в составе экипажа своего судна принимал в этом участие.

В 1918 году Яков поступил в ремесленное училище, а в 1924 году – в Архангельский морской техникум, но диплом получал уже в Ленинграде. Женился, ходил в рейсы и на лесовозе, и на танкерах.

545-15.JPGПеред началом Великой Отечественной войны семья его осталась в Ленинграде, а Яков как специалист был направлен в Мурманск. Война застала его там. На пароходе «Циолковский» он ходил в Америку за военными грузами, в одном из таких рейсов судно попало под бомбежку, его выбросило за борт, и он чудом остался жив. Немецкие войска стояли на подступах к Сталинграду, когда до Тюрикова дошла трагическая весть: в Ленинграде от голода умерли жена и двое детей 16 и 10 лет. В тот же день он подал рапорт. Приехав по трагическому поводу в Ленинград, он вывез через Ладогу 13 семейств. Позже просил добровольно отправить его на фронт. На острове Рыбачьем он находился четыре месяца, был сапером. Чуть не погиб – пуля снайпера сбила пилотку. С фронта Яков Васильевич возвратился с боевыми наградами: орден Красной Звезды, медали «За оборону Заполярья», «За победу над Германией». Он не мог без моря, работал в Ленинградском пароходстве, а с 1950 года – в рыбной промышленности Мурманска, затем в Прибалтике. В 1964 году Яков Васильевич отметил 50-летие морского пути, после чего еще три с половиной года выходил в море, полтора года на учебном паруснике «Седов». В 1970 году Якова Васильевича не стало, он похоронен на Обуховском кладбище Ленинграда.

Одни из первых

Что касается второго дяди Зои Корельской – Якова Константиновича Тюрикова, отдавшего флоту тридцать лет, то его жизнь оборвалась трагически. Как значится в записях, сделанных рукой его родных, «Яков Константинович Тюриков с женой и с детьми жил в маленькой комнате в «пароходских» домах на Садовой, потом в доме на углу карла Либкнехта. Его отец Константин Тюриков служил в церкви в Вознесенье диаконом».

В адресованном близким письме его сын Евгений сообщает, что отец служил на ледоколе «Малыгин» старшим машинистом во время спасательной операции экипажа дирижабля «Италия». В финскую войну – плавал вторым механиком на госпитальном судне «Вятка», были они на Балтике и первыми вошли в горящий Выборг.

В начале Великой Отечественной войны Яков Константинович был вторым механиком на пароходе «Кара». Они ушли одним из первых караванов Северных конвоев и до 1943 года совершали рейсы между Владивостоком и Америкой. А в 1943 году Яков Тюриков был направлен старшим механиком на пароход «Революция».

В то время его супруга Мария Васильевна Тюрикова была сестрой-общественницей, помогала перевозить раненых из Мурманска и Кандалакши в Архангельск. Последний раз она побывала в Архангельске осенью 1944 года, но в октябре ее направили в командировку в Мурманск, в качестве сандружинницы она сопровождала раненых на «Революции». В газете «Мурманский вестник» от 4 декабря 2012 года описана трагедия, случившаяся с этим 545-16.JPGпароходом, шедшим в составе Северных конвоев:

«В начале декабря 1944 года из Кольского залива на Архангельск вышел небольшой конвой КБ-35 (Кольский залив – Белое море № 35) в составе пароходов «Революция» и «Кама». Охраняли их сторожевой корабль СКР-20 и тральщик Т-38. К ним должен был присоединиться еще тральщик, вышедший 2 декабря из Иоканги, но в назначенной точке рандеву не состоялось. Корабли охранения дрейфовали, ожидая пароход».

Начался шторм, и маломощное судно «Революция» не справилось со стихией, его отнесло в море, где было светлее и опаснее, там его заметил противник.

«Подкравшаяся подводная лодка U-1163 атаковала дрейфующий пароход парогазовой торпедой. Пароход переломился и сразу же затонул. Никто из экипажа не спасся».

В документальных архивах Северного морского пароходства значится: «3 декабря 1944 года Яков Константинович Тюриков и его жена Мария Васильевна Тюрикова погибли на пароходе «Революция».