Ковал Победу в кузнечном цехе

Люди и события

Ветеран «Красной Кузницы» Николай Удальцов вспоминает о разгрузке судов Северных конвоев

Ветеран судоремонтного завода «Красная Кузница» Николай Николаевич Удальцов неохотно говорит о годах войны, которые пришлись на его юность. Ветерану уже девяносто лет. Сейчас рядом с ним дочь Ольга, она для него надежда и опора.

Ольга Николаевна встретила нас приветливо, познакомила с отцом, постепенно разговорились, и Николай Николаевич стал рассказывать о своей жизни и работе в непростые военные годы.

Когда известие о начале войны получили в Кицком сельсовете Березниковского района, то семья Николая Удальцова, жившая в деревне Федоровская, осталась без кормильца – отца забрали в армию.

– Пашка, Ванька, Федька, Витька, Ольга, – перечисляет своих родных ветеран. – Председатель сельсовета тогда распределял, кого и куда отправить.

Николая Удальцова взяли в школу фабрично-заводского обучения, где за шесть месяцев дали основы кузнечного дела, и направили трудиться на завод «Красная Кузница» в Архангельск.

– Выучили на кузнеца третьего разряда, а на заводе разную работу давали, но в основном по специальности. Начал работать на предприятии в 1943 году, получал заказы на изготовление деталей для пароходов, делал болванки-заготовки, а дальше уже в обработку их передавал. Когда образец принесут, когда на бумаге чертежи, но по ним худо разбирался, – рассказывает Николай Николаевич. – Полная гавань судов была. В заливной док судно заведут, поднимут, воду выкачают и оставят на подставках. Одни суда приходят, другие уходят. Я видел не много, с утра до вечера был в цехе. Нагрузки большие, смены по десять-двенадцать часов. Иностранные суда приходили редко, поломки бывали чаще «по машине», но и обшивку тоже вроде меняли.

Довелось Николаю Удальцову участвовать в разгрузке судов, приходивших в составе Северных конвоев в район Бакарицы.

– Раза два было: занят в цехе, придут и скомандуют, мол, бросай все, судно выгружать надо. День-два поработаешь там – и обратно в свой цех. Разгружали суда лебедками, а если мешки, то вручную. Всякие мешки были, и с продовольствием тоже, смотреть же не будешь, – уточняет ветеран. – Помню, однажды спустился к нам в трюм человек, один мешок в сторону отставил, разрезал и сказал: этот ешьте, а другие не трогайте. За день мешок сахарного песка и съели.

В апреле 1945 года Николай Удальцов был поощрен премией за перевыполнение плана выработки в сумме 200 рублей, это были приличные деньги.

Тяжело вспоминать ветерану о войне, но он с радостью говорит, как пришло известие о Победе. Эту историю он рассказывал и своим близким.

– Однажды мы обедали в заводской столовой, кто-то вошел и громко так закричал, что война кончилась. Тогда начальник транспортного отдела взял машину и поехал на пивзавод. Привез бочку пива, «вот так» напились в День Победы. И обнимали друг друга, и песни пели, – рассказывает Николай Удальцов. – Но не сразу жизнь наладилась, после войны с едой плохо было, давали дополнительное питание – стахановские талоны, два черпака каши, хлеба больше. Буханку в день съедали, не хватало. Постепенно-постепенно – и лучше стало, карточки отменили.

Свою супругу Агнию Ивановну Николай Удальцов встретил тоже на «Красной Кузнице», с 1943 года она работала в инструментальном цехе – инструментами заведовала.

– Женился я уже после войны, потому что в то время было не до поиска второй половинки, самому бы прожить, – подмечает Николай Николаевич. – Мы на одном заводе трудились – на работу вместе и с работы вместе.

После войны родители Николая Удальцова перебралась в Архангельск, жили в частном доме в районе Красной Звезды. Позже, когда Николаю дали квартиру от судоремонтного завода, они переехали в Соломбалу.

В 1969-м Николай Удальцов перешел в деревообрабатывающий цех «Красной Кузницы». Как он говорит, стал хоть трудиться на свежем воздухе – лес выкатывали, принимали, пилили. Оттуда уже вышел на пенсию. Руководство завода его не забывает, поздравляет открытками. Ветеран награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Снимков прошлых лет в архиве семьи почти нет, но дочь ветерана Ольга Николаевна составила родословное древо. Она рада, что удалось немного разговорить отца, вписать его имя не только на страницы газет, но и в историю страны, а также пополнить альбом совместным фотоснимком с родным человеком.