И окопы рыла, и мины в руках держала

Люди и события

Евгения Ивановна Скреботун вспоминает военные годы

Евгения Ивановна родилась и выросла в Архангельске в деревне Верхняя Повракула. После окончания школы она устроилась на Соломбальский ЦБК, но окунуться с головой в работу не успела: объявили о начале Великой Отечественной войны. В свои 18 лет девушка в полной мере ощутила все тяготы и лишения военного времени.

– Когда только началась война, мы, молодежь, разносили повестки, – вспоминает она. – Слез-то сколько было! Ведь провожали в армию всех мужчин…549-14.jpg

Практически сразу Евгению отправили на оборонные работы в Мурманскую область в Кандалакшу.

– Сказали, мол, едем на неделю, соберите все необходимое, а вернулись мы только через полгода, в декабре, когда Северная Двина уже встала, – рассказывает она. – Везли нас туда на пароходе «Родина», который обычно возил лошадей.

В Мурманской области молодые девчонки рыли окопы, таскали бревна. Евгения Ивановна вспоминает, в каких непростых условиях приходилось трудиться и жить все это время:

– Ложимся спать в землянку, еловые ветки постелены на скамейках, а по ним вши ползают, спать нам не дают. Только спустя время, уже когда стали двигаться ближе к фронту, у военных в бане отмылись, от вшей избавились. Кормили нас кашей, бульон варили из конины и 150 граммов хлебушка давали. Потом нас отправили на железную дорогу, что шла в Заполярье, мы трамбовали линию, на скалах собирали камни, в подоле их носили и укрепляли железную дорогу. А однажды нас с пареньком отправили мины закладывать, я держала эти пухлые зеленые тарелочки в руках, а он закапывал. Страшно, конечно, было, тяжело, но мы не унывали, помню, что ходили с девчонками строем и песни запевали.

В Архангельск девушек с оборонных работ везли уже на поезде.

– Как самолет летит, так поезд останавливается, мы выбегаем в лес и прячемся, – рассказывает Евгения Ивановна. – Пережидаем, пока самолет пролетит, и снова в поезд, едем дальше.

Вернувшись в родной город, она снова устроилась работать на Соломбальский ЦБК. Считала известковый камень, работала приемщицей щепы.

– На лесозаготовительном предприятии во время войны режим был не такой строгий, как, например, на «Красной Кузнице», но все равно непросто было, приходилось одно время и по 12 часов работать, – вспоминает она.

На окраинах города хоть и было попроще с продовольствием – можно в лес сходить, грибов, ягод набрать, но все равно жили голодно. Ко всему прочему шли постоянные бомбежки, с неба сыпались «зажигалки».

– Помню, как самолет сбрасывал листовки, мол, Русь, сдавайся, – продолжает ветеран. – Было страшно, когда гул от самолетов, да еще в Соломбале зенитки эти самолеты обстреливали. «Зажигалки» мы тоже тушили, по крышам лазали, дежурили поочередно.

Долгожданная весть о победе застала Евгению Ивановну, когда та шла на работу.

Помню, мне работница комбината говорит, мол, сегодня выходной, потому что война кончилась! Ой, у нас радости-то было…